aif.ru counter
0 54

Волонтёрское сопротивление. Власть и добровольцы нынче в контрах

С политологом Ниной Дергуновой и руководителем областного волонтёрского центра «Здоровое поколение» Татьяной Дикарёвой мы говорим о сложных отношениях общественных организаций и государства.

V съезд волонтёров Ульяновской области. Им важно осознавать своё единство.
V съезд волонтёров Ульяновской области. Им важно осознавать своё единство. © / Волонтёрский центр «Здоровое поколение»

Уже несколько недель в СМИ и соцсетях обсуждают закрытие областного волонтёрского центра, который десять лет работал на базе Дворца творчества детей и молодёжи. «Здоровое поколение» объединяет 65 добровольческих организаций в 18 районах области, более тысячи человек. Волонтёрское движение в Ульяновской области создавалось на фоне страшных событий 1999 года, когда из-за наркотиков погибло два школьника.

В 2004 году добровольцы включились в борьбу с распространением ВИЧ-инфекции. В регионе было 3% ВИЧ-инфицированных среди несовершеннолетних, стало 0,3. Это был результат общих усилий, но волонтёров – в значительной степени. По сути, областной волонтёрский центр готовит социальных агентов, которые живут и работают среди сверстников и показывают им своим примером, как интересно, ярко можно жить без пива, курения и наркотиков. Среди волонтёров много ребят из сложных семей, у них есть свои проблемы, но они уже не окажутся в неблагополучной среде, потому что им нравится то, чем они занимаются.

«Если бы в каждом населённом пункте было немного волонтёров, я уверена, жизнь изменилась бы в лучшую сторону, – пишет в редакцию «АиФ» руководитель волонтёрского центра Сенгилеевского района Нина Константинова. – Волонтёры помогают инвалидам и пожилым людям, чистят снег, проводят уборку квартиры, а иногда просто приходят, чтобы пообщаться. Это очень нужно пожилым людям…»

Казалось бы, абсолютно ясно, что региону нельзя ставить под угрозу развала такую мощную сеть добровольчества, тем более в пору, когда власть декларирует укрепление молодёжной политики и прочее, и прочее. Между тем, это происходит. Почему?

Курс на деньги?

Татьяна Захарычева: Татьяна Александровна, формально вас не изгоняют из Дворца. В чём вы видите угрозу волонтёрскому движению?

Татьяна Дикарёва: – Директор Дворца творчества Татьяна Владимировна Галушкина позволяет мне как методисту заниматься подготовкой волонтёров по общеобразовательным программам, вести методическое объединение со специалистами, но я не могу выезжать в районы и работать с волонтёрскими центрами. Это как дорога, на которой раскопали ямы. Вроде она есть, но проехать по ней нельзя. Готовить волонтёров и не выводить их на мероприятия – это пустая работа. И директор это хорошо понимает. Если не станет областного волонтёрского центра, то районные не смогут устоять. Я знаю, какое непонимание порой встречают их руководители со стороны районной и школьной администрации. Им говорят, что это бесплатная работа, которая отнимает много времени, поэтому заниматься ею не нужно.

Нина Дергунова: – Первая проблема в том, что директор сама решает, что является методической работой, которой можно заниматься во Дворце, а что – общественной, то есть не имеющей отношения к работе Дворца. Непонятно, например, почему выезд в районы не может быть частью методической работы. Вторая проблема в том, что два министерства, образования и молодёжной политики, оказались в стороне от конфликта. Президент говорит, что нам нужны волонтёрские движения. А наша власть вопрос их существования рассматривает как конфликт директора и методиста.

– Почему, на ваш взгляд, так резко изменилась позиция руководства Дворца?

Т.Д.: – Мы задаём эти же вопросы власти, но чёткого ответа нет. Я предполагаю, что деятельность Дворца сейчас ориентирована на снижение расходов и на получение прибыли, поэтому директор отказывается от объединений, которые не приносят денег. Если бы нам сказали, что Дворец берёт курс на зарабатывание денег, может, и конфликта не было бы. Но этого никто открыто не говорит. И пока мы видим, что происходящее противоречит федеральной концепции дополнительного образования, ориентированной не на зарабатывание, а на человеческие ценности.

Н.Д: – Не исключено, что директору дан план по привлечению средств. Происходит выталкивание работы с детьми в платную сферу, и это федеральная политика. То же происходило и в медицине. Мы приходим в медучреждение и видим, что эти услуги бесплатные, а эти уже за деньги. И непонятно, по каким критериям это определяется. Всё очень субъективно: есть общая установка зарабатывать деньги на детях и на больных. На волонтёрах зарабатывать никак нельзя.

И это в год добровольчества

– Есть хоть какая-то официальная реакция на этот конфликт?

Досье
Татьяна Дикарёва. Окончила Ульяновский пединститут, аспирантуру по специальности «Педагогика». Методист, педагог дополнительного образования Дворца творчества детей и молодёжи, руководитель областного волонтёрского центра «Здоровое поколение».
Т.Д.: – Мы ждём ответа на наше письмо губернатору, нам важно знать его отношение к тем направлениям деятельности Дворца, которые попали в опалу. В чём функция Дворца? Если он является областным методическим центром, объединяющим, направляющим работу в районах области, то наш волонтёрский центр – пример для других. Поговорить о конфликте нас пригласила Общественная палата. И если в присутствии директора Дворца творчества прозвучало, что необходимо поддержать волонтёрское движение, то письменно директору Общественная палата дала рекомендацию разграничить мою работу как методиста и как общественника.

Н.Д.: – То есть Общественная палата устранилась от решения вопроса и вынесла очень провокационные рекомендации. Непонятно, почему на протяжении десяти лет работа волонтёрского центра устраивала, а теперь всё изменилось.

– Нельзя продолжить эту работу на другой площадке как некоммерческая организация?

Досье
Нина Дергунова. Профессор УлГПУ. Доктор политических наук. Автор более 150 научных и методических работ. Возглавляла Общественную палату УО, представляла область в Общественной палате РФ (2014-2017 гг.).
Н.Д.: – Здесь есть ещё одна проблема: у НКО нет даже своей площадки для работы. Ещё в 2011 году губернатор обещал, что он даст площадку для «Дома НКО» в Доме офицеров. Но этого не случилось. Сейчас вице-спикер ЗСО Гвоздев выступил с инициативой создать Дом общественных организаций, но боюсь, что это останется на уровне разговоров. Если некоммерческие организации нужны государству, если они выполняют многие функции, до которых у государства руки не доходят, то они должны получать поддержку. Но её фактически нет.

Т.Д.: – Если мы уходим из системы образования, то лишаемся ресурсов для организации наших общих мероприятий. А ребята их ждут. Одно проходит, и они работают на той энергии, которую получили. Ждут следующего. Сейчас есть хоть небольшое, но всё-таки финансирование, и есть административная поддержка: районных специалистов отпускают на наши мероприятия, потому что они «по работе». Волонтёрскому движению уже нанесён большой ущерб: в этом году нам не создали условия для проведения XV областного слёта. И это в Год волонтёрства!

Лозунги не работают

– По следам событий в Керчи губернатор рекомендовал провести мониторинг воспитательных программ образовательных учреждений региона. Школы, вузы, ссузы должны заниматься профилактикой преступлений среди молодёжи?

Н.Д.: – По закону об образовании учебные заведения предоставляют образовательные, а не воспитательные услуги, профилактика негативных проявлений в молодёжной среде как раз стала стезёй добровольчества, о котором мы сегодня говорим.

Т.Д.: – Для молодёжи запреты: «курить вредно», «наркотики убивают» – ничего не значат. Тут нужны другие методы, и мы ими владеем. Если два года назад в 47-й школе было много курильщиков, то сейчас – единицы, потому что там 70 волонтёров, которые создают другое настроение и атмосферу. Многие методики ещё в начале нашей деятельности нам подарили лучшие эксперты международного уровня.

Н.Д.: – Получается, что человек, который создал целое движение, теперь по каким-то параметрам стал не нужен. Хотят продолжения с кем-то другим.

– Нина Владимировна, а это продолжение с другим, более приемлемым по каким-то соображениям, человеком возможно? Какова роль личности в таких делах?

– Практика показывает, что многие дела держатся именно на личности, которая является не участником, а инициатором. И заменить такую личность на равноценную очень сложно. Людей инициативных, которые не отличаются послушанием, власть рано или поздно ставит на место: не высовывайся. В партнёрских отношениях «общество – государство» власть хочет доминировать. Пострадает ли от этого дело, никого не волнует. Ведь если речь идёт об общественном движении, мир разом не рухнет, результат развала будет иметь отсроченный эффект.

– Татьяна Александровна, волонтёрское движение для вас больше, чем работа. Что об этом думают ваши сыновья?

– Они его активные участники. Я задумывалась, не обделяю ли я своих детей, так увлечённо занимаясь волонтёрами. Но один разговор со старшим сыном снял этот вопрос. Он мне сказал, что если бы не наше волонтёрское движение, то он всё-таки попробовал бы наркотики. Он учился в одном из казанских вузов, и предложений было очень много. Многие ребята соглашались, ведь наркотики предлагают очень легко, как будто в этом нет ничего особенного. А у него было осознание, как это происходит и что будет дальше. Сейчас сыновья, особенно старший, очень переживают закрытие областного волонтёрского центра. Мы ведь стремимся волонтёрам дать веру в их силу, в то, что они меняют мир к лучшему, и поэтому очень нужны обществу. И то, что происходит, просто опрокидывает их сознание.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Какое событие 2018 года вам запомнилось больше всего?

Самое интересное в регионах
Роскачество