aif.ru counter
0 227

Дети-сироты в Ульяновской области не получают жилья, даже выиграв суды

Мытарства бывших детдомовцев на примере конкретной семьи.

Семья Федотовых проходит путь, на котором многие забуксовали. Слева выдержки из переписки детей-сирот в соцсетях.
Семья Федотовых проходит путь, на котором многие забуксовали. Слева выдержки из переписки детей-сирот в соцсетях. © / Коллаж АиФ

Можно доказать своё законное право в суде, а потом убедиться, что выполнять решение суда не собираются даже органы власти. Вот такой первый опыт в самостоятельной жизни получают выпускники детдомов.

Пойдём к губернатору

Три года назад Виктор Федотов был включён в список детей-сирот, которые должны быть обеспечены жильём из специализированного жилищного фонда Ульяновской области. Это могло бы произойти и на год раньше, если бы чиновники не теряли несколько раз необходимую справку. За это время Виктор женился, у него родился и подрос сын.

Из-за отсутствия жилья и возможности достойно зарабатывать дома он работает вахтовым методом, то есть семья фактически живёт в разлуке. Если посмотреть на эту ситуацию по-обывательски, то «жизнь такая». А если сквозь призму закона, то эту «жизнь» молодой семье устроила власть.

Ещё год назад прокуратура подала иск в интересах Виктора Федотова, и суд вынес решение обеспечить его жильём. Но региональное Министерство промышленности, строительства, ЖКК и транспорта его игнорирует. За год оттуда пришло несколько ответов, дословно совпадающих, суть которых в том, что жильём обеспечим, когда оно у нас будет. Жена Виктора Яна вместе с мужем борется за права семьи.

– Я знаю, что многие ребята с помощью прокуратуры прошли суды, но это ничего не изменило, – говорит Яна. – Мы создали в соцсетях группу, где обсуждаем наши проблемы. Большинство пишет, что уже бросили обивать пороги и не знают, что делать. Ведь в детдоме этих ребят не учили общаться с чиновниками и бороться за свои права. Я считаю, что нам надо добиваться приёма у губернатора, и мы с ребятами договариваемся об этом».

В чём смысл?

Сказать, что органы госвласти игнорируют закон и интересы детей-сирот, нельзя. Все работают. Прокуратура подаёт иски в их интересах. Суды выносят решения. Судебные приставы отслеживают исполнение решений, штрафуют Минстрой за неисполнение и выносят «постановления о назначении нового срока исполнения» (штрафы оплачивают налогоплательщики). И все эти ведомства вместе пишут ответы на жалобы и запросы. Так в чём смысл? Учитываются ли судебные решения в принципе?

– Обеспечение детей сирот ведётся в строгой очередности в соответствии с ФЗ-159, независимо от решений суда. Таким образом учитываются равные права сирот на получение квартир, – ответил «АиФ» начальник отдела реализации программы «Дети-сироты» Борис Чернов.

У старшего помощника прокурора области Василия Зимы другое мнение:

– Решение суда, вступившее в законную силу, обязательно для исполнения для любого человека, а уж тем более для должностного лица. Более того – в соответствии со ст.315 Уголовного кодекса РФ, которую должны применять судебные приставы, в случае злостного неисполнения решения суда следует сначала административная, а потом уголовная ответственность, поэтому должностные лица министерства будут выполнять решения судов – им просто деваться некуда.

Получается, что возможность игнорировать решения судов равно, как и недопустимость этого, можно обосновать законом? Как это понять и что с этим делать самим получателям господдержки? Адвокат Григорий Калёнов, который не раз помогал детям-сиротам добиваться своих прав в судах, убеждён, что необходима программа, в которой были бы чётко прописаны все варианты предоставления жилья – по судебным решениям и без них. А также – принципы, по которым определяется сумма финансирования программы и система контроля её исполнения.

– Я убеждён, что детям-сиротам в течение пяти – десяти лет необходимо сопровождение специалистов, которые бы их вели и во всем помогали, – говорит Григорий Калёнов. – Им катастрофически не хватает человеческого внимания, хорошего отношения.

Так сколько ждать очереди?

Сколько квартир ежегодно приобретается и оформляется в государственную собственность для обеспечения жильём детей-сирот? Каким образом определяется сумма финансирования на эти цели? Это вопросы приоритетов власти, и мы их задали Минстрою, ЗС области, а Счётную палату области попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию.

– В зависимости от возможностей областного бюджета закупается порядка 200 квартир в год, однако это количество не универсально, и каждый год мы надеемся на увеличение суммы выделяемых средств, – ответил начальник отдела реализации программы «Дети-сироты» Борис Чернов.

Заксобрание ответа не дало вовсе, там обживает кресла новый депутатский корпус, не до этого.

Председатель Счетной палаты Игорь Егоров ответил так:

– По данным Министерства промышленности, строительства, ЖКК и транспорта Ульяновской области в этом году было выделено на приобретение квартир для детей-сирот порядка 112 млн за счёт средств областного бюджета и более 50 млн за счёт средств федерального бюджета. Для обеспечения квартирами более 1350 детей-сирот, которые стоят в очереди на жильё в 2018 г. требуется по расчётам Министерства промышленности, строительства, ЖКК и транспорта Ульяновской области более 1,4 млрд рублей. При таком соотношении потребности в средствах и фактических расходов, люди могут стоять в очереди более 8 лет.

По официальной информации, до конца этого года новые квартиры получат дети-сироты в Димитровграде, Сенгилее, Инзе, Новоульяновске, Майнском, Павловском, Радищевском, Сурском и Чердаклинском районе, – всего 174 льготника. В Ульяновске почему-то нет ни одной квартиры.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Какая сфера в Ульяновской области, на ваш взгляд, самая коррумпированная?

Самое интересное в регионах