aif.ru counter
0 256

Юрий Полянсков: В современных условиях мы бы университет не построили

Грандиозный проект состоялся на переломе трёх эпох – «СССР», «Перестройка» и «Современная Россия».

Президент УлГУ Юрий Полянсков.
Президент УлГУ Юрий Полянсков. © / УлГУ

С президентом УлГУ Юрием Полянсковым мы вспоминали, каким чудом, когда в стране всё рушилось, в Ульяновске создавался государственный университет. В этом году УлГУ отметил 30-летие. Его небольшая для классического университета история полна неслучайных случайностей, которые помогли грандиозному проекту устоять на переломе трёх эпох – «СССР», «Перестройка» и «Современная Россия».

Надо было отказаться

– Юрий Вячеславович, в начале 80-х у региона, действительно, была потребность в классическом университете, или идея построить его была только частью амбициозного плана к Ленинскому 125-летию?

– Конечно, потребность была. И большая заслуга Геннадия Васильевича Колбина, который в то время был первым секретарём Ульяновского обкома партии, что он это понял. Программа к Ленинскому юбилею была большая, но единственный пункт, который выполнили от и до, – это создание госуниверситета. Колбин принял судьбоносное решение: ещё не было проекта, но уже началась подготовка строительной площадки на набережной Свияги за счёт областного бюджета. Надо было снести 58 объектов, в том числе завод ЖБИ, пивзавод, хлебокомбинат, гаражно-строительные кооперативы, убрать железнодорожную ветку к пивзаводу… Подготовить такую площадку можно было только в советский период, и мы это успели сделать.

Досье
Юрий Полянсков. С 1988 года – проректор МГУ, директор ульяновского филиала. С 1996 года – ректор УлГУ, с 2006 – президент УлГУ. Доктор технических наук, профессор. Действительный член Российской Академии естественных наук. Почётный гражданин Ульяновской области. Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники.

– Как получилось, что именно вы стали ректором?

– Это интересная история из разряда неслучайных случайностей. Меня пригласил секретарь обкома партии Владимир Николаевич Сверкалов и сказал, что в программу подготовки к 125-летию Ленина включено строительство университета в Ульяновске и мне предлагают возглавить ректорскую группу. Я отказался, потому что в то время возглавлял кафедру в политехническом институте, и мне моя работа нравилась. Но Сверкалов сказал, что через два дня мы вернёмся к этому разговору. Я подумал, поговорил с отцом, и через два дня дал положительный ответ. И тут Владимир Николаевич мне рассказал, что Колбин поставил условие: если Полянсков согласится сразу, не думая, то мы его не возьмём. Теперь я рад, что сначала ответил отказом, поэтому стал ректором и прошёл такую школу. Ведь когда сформировалась ректорская группа, получилось, что ни у кого из нас не было необходимого опыта. А задачи были многоплановые. Кто-то не выдерживал и уходил, но в итоге сформировался очень работоспособный, сплочённый, активный и восприимчивый ко всему новому коллектив.

Именем Ленина?

– Почему первый филиал МГУ в стране открыли именно в Ульяновске. Опять же на волне Ленинского юбилея?

– Не совсем так. В программе было сказано, что к 1995 году в Ульяновске должен быть построен государственный университет. Для начала надо было создать филиал какого-то университета, были варианты – саратовского или горьковского. Но возникла идея: а почему бы не МГУ? Это получилось только благодаря Юрию Григорьевичу Самсонову, который стал первым секретарём обкома партии после Колбина. Когда мы с ним впервые приехали к ректору МГУ, в то время это был академик Логунов, он нам категорически отказал. И мы поехали к министру образования СССР Геннадию Алексеевичу Ягодину, который нас поддержал. Но окончательное решение о создании филиала МГУ в Ульяновске было принято только после того, как в первых числах декабря 1987 года Ягодин и Садовничий (тогда ещё проректор МГУ) приехали в Ульяновск. Самсонов их лично принимал, знакомил с Ульяновском, показал здание на ул. Льва Толстого, которое планировалось отдать под филиал. Я думаю, что москвичей подкупило такое горячее участие первого лица области в создании филиала МГУ. И на самом деле Юрий Григорьевич всегда был нашим большим помощником. Благодаря тому, что он был членом ЦК, депутатом Верховного совета РСФСР, пользовался большим авторитетом, за время строительства мы с ним побывали почти у всех министров СССР. А Ягодин стал нашим единомышленником. Он дал команду найти возможность включить Ульяновск в план строительства. И мы в итоге получили федеральное финансирование.

– Многие до сих пор думают, что стоило бы сохранить статус филиала МГУ…

– Это не так. У филиала были ограничения, которые нам мешали развиваться. Например, в первый год мы набрали 200 студентов, и нам сказали, что набор не должен увеличиваться, пока мы их не выпустим. А нам нужно было набирать критическую массу студентов, чтобы открывать новые кафедры, аспирантуру. Поэтому на следующий год, не спрашивая, я набрал 400 студентов. Меня призвали к ответу: «Почему без нашего разрешения?!» На третий год набрал уже 600 студентов. И снова скандал... И в МГУ были недовольны, что мы ушли. Но время показало, что это было правильное решение. За 30 лет мы прошли путь с нуля до опорного университета. В истории СССР и Российской Федерации это достаточно уникальный случай.

Филиал МГУ (на старом фото сохранилась вывеска филиала) – УлГУ. Первый набор – 200 человек. А сейчас выпускают около 2 тыс. специалистов ежегодно.
Филиал МГУ (на старом фото сохранилась вывеска филиала) – УлГУ. Первый набор – 200 человек. А сейчас выпускают около 2 тыс. специалистов ежегодно. Фото: УлГУ

Совсем другая история

– Далеко не все соглашались, что в Ульяновске надо готовить актёров и медиков. Почему вы были убеждены, что это необходимо?

– Потому что мы старались смотреть вперёд и прогнозировать развитие ситуации. Да, против подготовки актёров в УлГУ был даже художественный руководитель драмтеатра Юрий Семёнович Копылов. Но незадолго до его ухода из жизни мы встречались, и он поблагодарил меня за то, что факультет культуры и искусства всё-таки был создан. Иначе драмтеатр испытывал бы жёсткий кадровый голод. А сначала он считал, что театру достаточно актёров - выпускников театральных вузов. В условиях распределения так и было. Но когда распределение отменили, началась совсем другая история. Мы открыли медицинский факультет. И сегодня видим: 70% медиков, которые работают в региональном здравоохранении, – наши выпускники. Надо отдать должное деканам, которые возглавили эти факультеты. Если бы не Тофик Зиятдинович Биктимиров и Татьяна Евгеньевна Никитина, то может, мы что-то и сделали бы, но масштаб был бы другой. Создание медицинского факультета – полностью заслуга Тофика Зиятдиновича. Он находил профессуру, высококвалифицированные кадры в бывших союзных республиках, приглашал работать к нам. Конечно, приезжих преподавателей надо было обеспечивать жильём, и в этом нам помогал губернатор Горячев. Позже, по политическим мотивам, у нас с ним было много разногласий. Но на первых порах он помогал университету.

Шествие в мантиях

– Почему вы часто шли на риск? Время такое было?

– Дело не во времени. Многое идёт из семьи. Мой первый и главный учитель – отец. Он всегда был в работе, занимал высокие должности и жил с чувством ответственности и перед делом, и перед людьми. И я привык к работе и к ответственности за неё. Да, мы принимали много нестандартных решений, и в результате получился вуз, у которого есть своё лицо, свои традиции, несмотря на молодость. Например, мы первыми начали тесное взаимодействие с предприятиями. Я считаю, что без этого вообще невозможно готовить инженеров. Первыми создали попечительский совет университета. И сколько же критики было в прессе по этому поводу! Мы стали проводить шествия в мантиях, и это стало нашим фирменным знаком. Кстати, это тоже неслучайная случайность. Губернатор Горячев не давал нам большие залы города для вручения дипломов выпускникам, и мы решили организовать праздничное шествие в мантиях от обелиска до университета. Когда мы впервые пошли, с оркестром, с девушками-барабанщицами, жители домов на Минаева высыпали на балконы.

– А мантии откуда взялись?

– Это ещё одна интересная история. Мы тогда уже начинали налаживать отношения для открытия первого российско-американского факультета. Проректором по внешним связям у нас был теперь уже покойный Александр Абдрахманов. Он полетел в Америку и купил там мантии, они были совсем недорогие. Привёз на Казанский вокзал две большие коробки и опоздал на поезд. А на следующий день – шествие. Но он не растерялся, нанял такси, догнал в Рязани поезд и вовремя приехал в Ульяновск. Честно говоря, я тогда сомневался, как отнесутся к этой идее студенты и преподаватели. Но проблем не было, все с готовностью надели мантии и даже вечером в них гуляли по городу…

– Юрий Вячеславович, история УлГУ охватила период СССР, перестройку и продолжается в современной России. Какая эпоха что дала?

– Решение построить госуниверситет в провинциальном городе могло быть принято только при Советском Союзе. В перестройку, несмотря ни на что, можно было строить. Когда мы приезжали в Москву в наше министерство и в министерство экономики, нас там знали, нас принимали и нам помогали. В условиях современной России мы очень быстро развивались, но построить университет с нуля сейчас не смогли бы. Примета сегодняшнего времени: много разговоров и отсутствие дела, отсутствие ответственности и наказания. Сегодня никто не боится чего-то не выполнить...

– У вас не возникала мысль написать книгу о том, как в Ульяновске строили госуниверситет?

– Мне уже несколько раз предлагали сесть за воспоминания. И сейчас я, пожалуй, согласен, что это надо сделать. Есть что рассказать и есть мысли, опыт, которыми хочется поделиться.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Как решить проблему парковок на газонах и детских площадках?

Самое интересное в регионах