Сергей ЮРЬЕВ 0 31

«Вся Россия – провинция». Мир без людей глазами фотохудожника Юрия Роста

«Это попытка восприятия мира, каким видит его живописец. Кистью я не владею, но у меня есть свой метод…»

Сергей Юрьев / АиФ

27 марта в Ульяновске открылась персональная выставка «Цвет земли» журналиста, фотографа, писателя, путешественника, актёра, режиссёра и телеведущего Юрия Роста.

Выставка – совместный проект Ульяновского отделения Русского географического общества и Музея изобразительного искусства ХХ – XXI вв.

Смотреть живьём

– Юрий Михайлович, настоящего художника отличает неповторимый почерк, по которому его и узнают. Я был на двух ваших выставках. На первой, что проходила два года назад, были представлены чёрно-белые снимки, где главным героем был человек. Сейчас это цветные пейзажи, где людей нет. Создалось впечатление, что это почерк разных людей…

– В первом случае я старался показать то, что есть в человеке, своё представление о нём. Цвет при этом только отвлекает. Сейчас же выставка называется «Цвет земли». Здесь сделана попытка восприятия мира, каким видит его живописец. Кистью я не владею, но у меня есть свой метод…

– Но ведь многие сегодня берутся за то, чего делать не умеют, считается, что фотоаппарат за тебя всё снимет.

– Сейчас многие делают фото только для того, чтобы на них кто-то максимум один раз посмотрел. Меня как-то в одной телепрограмме спросили, какой аппарат надо брать в путешествие. Я тогда ответил, что лучше никакого не брать. Вообще. Лучше живьём смотреть на города, страны и достопримечательности, чем потом рассматривать нащёлканные снимки. Здесь же я показал такие редкие картины мира, которые вряд ли кто-то увидит. В кадре нет человека – это мир, такой, каким он был, есть и, может быть, какое-то время ещё будет.

– В спорах между политиками прав оказывается не тот, чья точка зрения более аргументирована, а тот, кто всех переорёт.

– По большому счёту, в итоге никто никого не переорёт, никто никого не победит. Есть только один способ победить – обеспечить народу по-настоящему хорошую жизнь. А у нас огромное неравенство не только между людьми, но между территориями. Ульяновск, например, очень развитый город, но добиться благосостояния, хотя бы близкого той же Москве, здесь невозможно. И пока большие начальники не перестанут предлагать всем затягивать пояса и держаться, никакой победы не будет.

Столичность

– Так что же вас здесь привлекает?

– Люди, которые устраивают выставки, поддерживают в очень хорошем состоянии музеи. Нестоличные города особенно бережно относятся к своей истории, хранят культурное наследие, памятники. И пусть эти вещи заботит даже небольшой слой населения, но именно от этих людей зависит сохранение культуры, памяти, истории.

– Ульяновск объявляют то культурной, то авиационной столицей, а разные районы объявляют себя то блинной, то грибной столицей…

– Это, конечно, смешно. Я больше скажу: Москва только потому столица, что там находятся органы государственной власти. На самом деле по духу это обычный провинциальный город. Да и вся Россия – провинция, и ничего плохого в этом нет. В провинции люди живут спокойно и занимаются тем, что производят действительно ценные вещи, а стремление к столичному статусу – это не более чем чванство.

«Птица и айсберг» – снимок сделан в тех местах, где погиб «Титаник».

«Птица и айсберг» – снимок сделан в тех местах, где погиб «Титаник». Фото: С выставки Юрия Роста "Цвет Земли"/ Юрий Рост

Не хватит духа

– Аксаков, Гончаров, Карамзин... Это имена симбирян не только российского, но и мирового масштаба. С какого-то времени мы перестали генерировать творцов подобного уровня. Чего нам не хватает?

– Все эти люди имели прекрасное образование, время и достаток. Страна была по сути рабовладельческой, а после освобождения крестьян ещё лет тридцать в это верили с трудом. Как только начался какой-то подъём, грянула революция, выдворили за границу интеллектуальную элиту. Для того, чтобы создать что-то значительное, нужна не только культурная среда, но и время, свобода им распоряжаться. А сейчас у кого есть время для творчества? Может быть, развитие идёт по синусоиде, и сейчас просто не самая благоприятная её фаза. Но главное, как мне кажется, в том, что меньше стало времени, которое можно потратить на себя. У помещиков было время и для безделья, и для того, чтобы спокойно без суеты сидеть и писать роман. Информации тогда было меньше, а духовных усилий больше.

– А есть шансы, что русская литература вновь воспрянет?

– Шансы, конечно, есть. В 1980 году в разгар советской власти мы с другом из Новосибирска решили проехать по трассе, где впоследствии Путин на «Ладе» прокатился от Хабаровска до Читы. Едем по этой дороге – везде сплошной ужас. И вдруг – нормальная деревня с нормальными домами. Остановились, познакомились с председателем, относительно молодым парнем, который так объяснил ситуацию: он просто заставил людей строить дома, какие они хотят. Хотя тогда всё было положено делать не по желанию, а по утверждённым нормам. Разрешил брать леса сколько надо, цена которому тогда была копеечной, и строить дома на всю семью. Я уж не знаю, что потом стало с тем председателем – то ли выгнали, то ли повысили. А он всё решил просто: дал людям жить, как они хотят, а не кормить обещаниями. В СССР обещали к 1980 году построить коммунизм, а потом заменили его на Олимпийские игры в Москве.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Как вы относитесь к недавним увольнениям руководителей?

Самое интересное в регионах