Алексей Балаев 0 172

Владимир Сидоров: «ТОС – это самоуправление, а не рог изобилия»

Владимир Сидоров – из тех людей, для кого общественное признание стоит далеко не на первом месте. И это при том, что сам он в эту самую общественную деятельность погружён 24 часа в сутки.

Живёт в посёлке Мостовая на улице Звёздной интересный человек. Зовут его Владимир Владимирович. Однако интересен он не только схожестью имени-отчества с нашим президентом. Главное, о чём хотелось узнать ещё перед нашей с Сидоровым беседой: зачем он, имея собственный бизнес, который кровью и потом начал практически с нуля, взваливает на себя ворох общественных забот, не имея с этого никакого прока.

Такие дороги...
Такие дороги... Фото: Из личного архива В. Сидорова

…И ТОС «воскрес»

А. Балаев: Владимир, скажите честно: вас долго уговаривали возглавить ТОС «Мостовая Слобода»? У вас ведь кроме этого ещё и бизнес, работа в Общественной палате, центр помощи осуждённым, семья, наконец…

В. Сидоров: Если честно, согласился сразу. Я не люблю долго думать, когда ситуация и так ясна. Я сам родился на Мостовой. У меня свой дом, я его построил рядом с родительским. Начал вокруг себя благоустраивать пространство. А когда немного отвлёкся от собственного уюта и взглянул на остальную Мостовую – ужаснулся. Посёлок постоянно тонет во время паводка. Грязь кругом, помойки. Дренажная система – ни к чёрту. При этом деньги с населения собирались. Но взаимодействия уже существовавшего тогда ТОСа с фондом при администрации города никак не складывалось. Была неразбериха с тем, как расходовать собранные с населения деньги. Одни жители хотели одного, другие – другого. И в один прекрасный день тогдашний председатель ТОСа попросил меня помочь. А позже помощник мэра попросила меня возглавить ТОС. Я его и возглавил.

– Трудно работать с людьми?

Досье
Родился 11 мая 1972 г. В 17 лет получил специальность слесаря-ремонтника в СПТУ-7. С 1990 по 1992 служил в армии. Работал на УАЗе. Собственный бизнес с 2000 г. Возглавляет ТОС и Ассоциацию территориальных общественных самоуправлений, центр «Свобода». Бакалавр юриспруденции.
– Ещё бы! Люди, они ведь разные. Доходит до того, что когда я, к примеру, прошу кого-то прийти на выборы, выполнить гражданский долг, то в ответ слышу: «А ты мне водопровод почини, тогда приду». И, к сожалению, таких граждан полным-полно. Вот и приходится с ними работать по методу «баш на баш», хотя я этого и не люблю. Увы, люди забывают, что ТОС – это территориально-общественное самоуправление, а не волшебный рог изобилия. Вот эту мысль я и стараюсь доносить до людей.

Нельзя просто сидеть и ждать, что тебе что-то дадут, ничего не отдавая при этом взамен. Такова жизнь.

– Как я понимаю, работа с людьми всё же даёт результаты. Вот и губернатор ва с отмечал благодарственным письмом…

– Это, конечно, приятно, когда работу оценивают. Но прежде всего её должны оценивать те, кто живёт в Мостовой. Я же не ради администрации бегал минувшим летом в июле во время ливней, которые буквально смыли наши дороги. И ругался с «ответственными лицами», которые не торопятся нашу дренажную систему ремонтировать, тоже не за грамоты. Просто я не из новостей знаю – что такое «Мостовую опять затопило». Вот и весь стимул.

Владимир Сидоров
Фото: Из личного архива В. Сидорова

«Птичку жалко…»

– А каким образом дело дошло до создания в 2014 году «Центра социальной и трудовой адаптации «Свобода»? Вы делали свой бизнес, если не ошибаюсь, обеспечивали работой осужденных. Для них это уже помощь. Зачем понадобился центр?

– Это, наверно, с детства надо начинать. Мне всегда всех было жалко. Бывало, нашёл птичку раненую – несёшь домой лечить. Дочка моя до сих пор, а ей сейчас 23 года, таскает домой раненых ворон. Мы каждую возим к специалистам, однажды даже рентген вороне делали в «ветеринарке». Потом птица эта какое-то время жила у нас в вольере дома.

Даже в нашем центре «Свобода» я иногда выделял комнату под раненых орлов, которых в центре спасения птиц просто негде содержать было. А что делать, если им не хватало помещений? Так вот и зимовали у нас с бывшими зеками раненые пернатые хищники.

Вот и получается, что к созданию центра подвигло простое человеческое желание помочь.

Знаменитый потоп 5 июля этого года: смыло огороды и дороги на Мостовой.
Знаменитый потоп 5 июля этого года: смыло огороды и дороги на Мостовой. Фото: Из личного архива В. Сидорова

– И много нынче постояльцев в центре?

– Поймите, мы не стараемся набрать как можно больше для галочки. Дело-то не в количестве. Есть человек, обратившийся к нам за помощью, – ему мы и стараемся помочь. Вот конкретно сейчас у нас один человек. Когда он обратился к нам, при нём из документов был только… советский паспорт. Этот человек в своё время сбежал от межнациональной резни из Таджикистана. Здесь – волею судеб – попал за решётку. Потом опять. Фактически он сейчас – бомж.

– А государственные органы разве не помогают таким людям?

– Пару месяцев он провёл в миграционном центре, после чего оттуда его попросили. У него, помимо паспорта СССР, на руках справка с определением «нежелательное пребывание на территории РФ до 2023 года». То есть он не нужен ни в Таджикистане, ни в России решительно никому! С его слов, у него двое сыновей, один из которых живёт во Франции, другой – воюет в Сирии. Выехать ни к тому, ни к другому он, как вы понимаете, не может. Лечить его также никто не торопится. А тут – как на грех – он серьёзно заболел, что-то хроническое обострилось. Скорая приезжала по два-три раза к нему, после чего у них сдали нервы и ему сказали: «Достал ты нас!» А он между тем уже пожелтел весь.

Дайте людям «Свободу»

– И как вы поступили дальше?

– Позвонил на горячую линию Минздрава. Объясняю им ситуацию. Девушка в трубке говорит: «А вы не ту циферку добавочную набрали – нужно «один», а вы набрали «двойку», сейчас я вас переключу».

И сбрасывает. Хотя и «двойка», и «единица» сидят в одном кабинете. Так вот двадцать с лишним минут, после того, как меня «переключили», я не мог до них дозвониться. Я звоню в приёмную министра Абдуллова, представляюсь членом Общественной палаты, – что чистая правда, – и меня перенаправляют на заместителя. И только после этого нашего подопечного приняли врачи, хотя до того гнали прямо с порога. Слава Богу, ему всё-таки помогли. Это я к вашему вопросу о том, «зачем и почему я этим занимаюсь». Так что нет у нас стремления тупо набрать в центр кучу народа не знамо зачем, цель другая – конкретная помощь конкретному человеку. А сколько их – вопрос десятый.

Владимир Сидоров
Фото: Из личного архива В. Сидорова

Работа – прежде всего

– Я знаю, что вы помогали таким людям и с трудоустройством. Но многие ли из них реально готовы работать, положа руку на сердце?

– Вопрос действительно «больной». Сейчас в области – более семи тысяч осуждённых, а работают лишь 900 из них. Между тем на содержание каждого тратится 25 тысяч рублей в месяц – каждого кормят, лечат, одевают и так далее. Я подсчитал, кстати, что на содержание осуждённых тратится половина областного бюджета, это если по цифрам. Я это к тому, что многие, освободившись и помыкавшись на свободе за 15 тысяч в месяц, опять стремятся на зону – на «полный пансион». Я знаю некоторых старичков, которые туда специально умирать идут. Хоронят-то бесплатно. Нынешний постоялец центра Константин частенько высказывается об этом вслух. Поэтому, пока условия содержания в колониях будут лучше, чем на воле, рецидив будет только увеличиваться. Вот если бы заставить каждого «пахать» за себя самого, ситуация изменилась бы.

– Но как заставить заключённого работать, если ему это, к примеру, не по понятиям?

– На сегодняшний момент практически никак. Тем более что мест рабочих в колониях создаётся крайне мало. В начале нулевых, когда я начал бизнес по производству уазовских запчастей, я обеспечивал работой осуждённых на «двойке» и «четвёрке» (Местные колонии. – Ред.). Вообще этот вопрос должен решаться законодательно. У нас уже есть кое-какие наработки. Многие из них предложил Алексей Нецкин, бывший начальник нашего УФСИНа. Он давно в этой системе, и трудно найти консультанта более ценного в таких вопросах. На пенсии Алексей Алексеевич «загорать» не собирается, так что теперь мы с ним в полном взаимодействии.

Кстати, не будь у меня работы, я не смог бы обеспечить ею других. И я знаю, что такое – выживать. Пока я служил в Советской Армии, страна рухнула, и мы пришли на её развалины. Я работал на УАЗе, а по ночам собирал вручную зеркала заднего вида – по два рубля за штуку. На работу иной раз приходилось пешком ходить, потому что денег на проезд элементарно не было. Это я говорю для нынешних молодых людей, которые «очень устают в офисе».

Владимир Сидоров
Фото: Из личного архива В. Сидорова

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Какое из недавних событий на ваш взгляд более всего прославило наш регион?

Самое интересное в регионах