Владимир ТОЛСТОЙ 0 174

Сергей Ермаков: «Мечтаю дожить до ста»

Сергею Ермакову, который много лет был главой города, исполнилось 80 лет. Накануне юбилея Сергей Николаевич поделился с «АиФ» воспоминаниями о трудных, но счастливых годах и планами на будущее.

Владимир Толстой / АиФ

Партбилет на стол!

– Сергей Николаевич, вы до 1990 года с начала трудовой карьеры работали на железной дороге. И вдруг накануне смутных времён пошли во власть. Как это случилось? Знали ли вы, на что шли?

– На что я иду, мне было прекрасно известно. Поэтому и не хотел этого делать. Сейчас во власть люди рвутся, а я сопротивлялся до последней возможности. Я тогда был начальником Ульяновского отделения Куйбышевской железной дороги, у меня было огромное хозяйство протяжённостью в тысячу километров, двадцать три хозрасчётных предприятия, крупные грузовые станции, пятнадцать тысяч работников. У нас были и свои больницы, и свои школы, и своё подсобное хозяйство, и энергоснабжение. Мы ни от кого не зависели. Это было, по сути, государство в государстве. Я – специалист, я жил железной дорогой и прекрасно себя чувствовал.

Но весной 1990 года состоялись выборы в городской Совет народных депутатов, должности председателя совета и председателя исполкома были разделены, Виктор Васильев отказался от поста предгорисполкома. Ко мне приехал секретарь горкома КПСС Юрий Колпаков и сообщил, что принято решение рекомендовать меня на эту должность. Я категорически отказался. На следующий день меня вызвал к себе председатель облисполкома Юрий Фролович Горячев и поставил меня перед выбором: либо я соглашаюсь, либо… «партбилет на стол». Старшие товарищи помнят, что это значило. Пришлось пообещать, что подумаю, и на следующий день сообщил о своём решении…

– И как вы себя чувствовали первое время в новой должности?

– Конечно, у меня был большой опыт в хозяйственных делах, но это же город! Примерно год мне потребовался, чтобы я вошёл в нужный ритм и познал всё городское хозяйство до мелочей, изучил людей, с которыми довелось работать, и почувствовал себя уверенно в этом кресле.

– Вы пребывали в должности в переломный момент истории России – в августе 1991 года. Как на вашей работе отразился резкий переход из социализма в капитализм?

– Это, конечно, было самое смутное время. Менялась политическая система, ломался привычный хозяйственный уклад. А жизнь не остановишь в одночасье, не переведёшь как стрелки часов. Человек, как говорил Карл Маркс, должен пить, есть и одеваться. Прекратилось финансирование из федерального бюджета, местные предприятия стало лихорадить, начались сплошные митинги и забастовки. Я и сейчас до конца не понимаю, как тогда удалось выжить. Но я бы не сказал, что все беды обрушились на нас мгновенно. Сначала объявили о либерализации цен: вчера буханка хлеба стоила тридцать копеек – сегодня три рубля. Потом перестали платить детские пособия, начали задерживать пенсии. Это была жуть. И когда повсюду кричат «Долой!», думать о строительстве и какой-либо перспективе невозможно. День прожили – и то хорошо… Мазута в городе нет, купить не на что, а на улице зима. Надо отдать должное Горячеву – он и помогал, и поддерживал, и многие вопросы мы решали вместе. Как-то выкарабкались…

Досье
Сергей ЕРМАКОВ. Родился 4 октября 1937 года на станции Дёма Башкирской АССР. Всесоюзный заочный институт инженеров железнодорожного транспорта. В апреле 1990 года был назначен председателем исполкома Городского Совета народных депутатов, в декабре 1991 года – главой администрации города. Мэром проработал до 30 декабря 1996 г. Повторно занимал этот пост в 2004–2010 гг.. В 2011 году – председатель Общественной палаты области. Почётный гражданин Ульяновска.

– За счёт чего удалось продержаться? Тепло-то в домах всё-таки было…

– Лезли в долги. Использовали административный ресурс. На совещаниях представители ФСБ присутствовали, а при них те, кто поставлял газ, были посговорчивее. Так же выбивали долги по налогам из организаций федерального подчинения.

Сохранились связи со времён управления железной дорогой – на заводах, в газовых службах. Приезжаешь – просишь в долг. Мне верили. Как-то в области мазута оставалось на сутки, а мы в сутки сжигали два состава. Полетел на вертолёте в Нижнекамск на нефтеперерабатывающий завод. Выпросил у директора два состава в долг – благо, отношения были хорошие. Взаимовыручка помогла выжить. И таких примеров было множество.

О чём сердце болело

– Испытав такие трудности, вы тем не менее вновь выдвинули свою кандидатуру в мэры через два срока?

– После меня город принял Виталий Марусин, и на том заделе, что сделал я и моя команда, ему удалось какое-то время продержаться. Но город начал сдавать позиции по всем направлениям – и в коммуналке, и в ремонте дорог, и в энергетике. Кроме этого, отношения между городской и областной властью настолько обострились, что они стали антиподами. А это добром не кончается.

В итоге Марусин даже не попытался пойти на второй срок, и люди, с которыми я работал, попросили меня участвовать в выборах. Но тогда против меня выступила мощная команда политтехнологов, которые работали на Павла Романенко, выходца из ФСБ. Но сказалось отсутствие у него хозяйственного опыта. Да и сам он вскоре понял, какой груз на себя взвалил. И команда у него собралась, на мой взгляд, очень слабая, каждый «тянул одеяло на себя». Вдобавок не сложились отношения с губернатором Шамановым. В общем, город переживал не лучшие времена. А я тогда, в 2004 году, собирался избираться в Государственную Думу, собрал подписи. Была уверенность, что изберут. И тут ко мне пришли те же люди, которые работали против меня на предыдущих выборах, пообещали поддержку. О городе-то сердце всё равно болело, тем более после нескольких лет, когда не было самых элементарных вещей, когда Ульяновск замерзал…

Так что я согласился. И выборы выиграл. Люди уже начали понимать, что не митинги нужны, а профессиональная работа – в том числе и во власти.

– Как удалось наладить отношения с областной властью после стольких лет конфликта?

– Сергей Морозов, которого избрали губернатором одновременно со мной, сразу заявил о готовности к сотрудничеству. Он так и сказал: «Мы должны привести город в порядок». Я сразу почувствовал опору, воспрял духом. К тому же у Морозова был опыт работы мэром Димитровграда, так что нам было нетрудно найти общий язык практически по всем вопросам. А положение и тогда было непростым. Весь областной бюджет составлял девять миллиардов рублей. Сейчас он возрос более чем в пять раз. Мне повезло собрать хорошую команду, где никого не надо было понукать – все своё дело знали. Чтобы управлять, надо знать, чем ты управляешь, а чтобы знать, надо всё видеть своими глазами. Вот только один пример… Осенью 2004 года мой первый заместитель сообщает, что от порыва трубы в Железнодорожном районе несколько многоэтажек остались без воды. Восстановительные работы намечено начать утром. Время – 17:00… Я ему говорю: «Юрий Алексеевич, представляешь, люди утром проснутся, а им ни умыться, ни в туалет сходить, ни чаю попить…». Распорядился, чтобы вызвал бригаду рабочих и трактор. Предупредил, что приеду на место работ через два часа. Приехал, посмотрел в котлован, увидел, что рабочие уже задвижку меняют и ругаются, что «какой-то умник заставил их работать – ни чаю выпить, ни покурить…». Отправил своего заместителя за пирожками, чаем и сигаретами. В два часа ночи подали воду. Так приводил в порядок систему ответственности, и она начала работать…

Время учеников

– Надолго ли хватило того заряда, что вы оставили?

– Я сейчас смотрю на всё со стороны. Если вижу где-то непорядок – звоню ответственным лицам. Самое худшее, что было сделано после меня – сразу же разогнали старую опытную команду. На некоторые должности назначили людей, которые совершенно не разбирались в том, что должны были делать. И население почувствовало, что во многие службы пришли люди некомпетентные, но с амбициями. Сейчас – другое дело: Сергей Панчин (Глава города, – Ред.) – мой ученик, мы много работали вместе, я его назначал главой администрации Засвияжского района, и он район тогда вытянул. И теперь он нередко со мной советуется, а в городе создана структурная система, которая не позволяет раскачать ситуацию. Да и средства сейчас совсем другие – только на реконструкцию дорог выделено полтора миллиарда рублей, а это огромные деньги, которых раньше никогда не было.

– А сейчас у вас есть рычаги воздействия на ситуацию в городе?

– Я с 2012 года возглавляю областной Совет ветеранов, утверждён сопредседателем областного оргкомитета «Победа», и эти общественные должности дают возможность влиять на вопросы медицинского и социального обслуживания ветеранов, системной работы в муниципальных образованиях по патриотическому воспитанию,  благоустройству, содержанию памятников… Приказать я, конечно, не могу, но часто бывает достаточно указать на недостатки, дать рекомендации. Ежеквартально пишу докладные записки губернатору с перечнем заданий и о том, как они выполняются. А Совет ветеранов имеет право обращаться в любую властную структуру со своими просьбами, предложениями и даже требованиями. Общественный контроль играет всё более значимую роль.

– Вижу, что энергии у вас осталось немало. О чём сейчас мечтаете?

– Мечтаю жить красиво и долго. Мне ещё осталось двадцать лет.

– Откуда такая цифра?

– Мама мне когда-то сказала, что я доживу до ста. Я ей верю…


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Изучаете ли вы свой платёжный документ по жилищно-коммунальным услугам?

Самое интересное в регионах