Алексей ЮХТАНОВ 0 372

Палеонтолог Владимир Ефимов - о скелетах в шкафу и спившихся динозаврах

Усиленно выдумывая новые «идентичности» и музеи, мы забываем о неприкаянных богатствах – симбирских окаменелостях

Алексей Юхтанов / АиФ

Ульяновская область  – настоящий Клондайк для тех, кто изучает мезозой – эру гигантских ящеров. Мы  фонтанируем идеями, в то время как в фондах   Ундоровского палеонтологического музея, например,  на стеллажах хранятся более 2000 фрагментов подлинных останков, в том числе около 100 полных скелетов вымерших позвоночных юрского и мелового периодов. Если их выставить в единой экспозиции, то она  спокойно заняла бы здание, размером с Ленинский мемориал.

Увы, копии ульяновских артефактов находят свое место лишь в экспозициях соседних регионов. Об этом, а также о том, может ли ученый-палеонтолог отрицать эволюционную теорию Дарвина, беседуем с директором Ундоровского палеонтологического музея Владимиром Ефимовым.    

Мальчик, собирающий камни

- Владимир Михайлович, страсть к окаменелостям – это у вас с детства?

- Мое детство было непростым. Мы жили на Урале, мой родной отец погиб, а мать стала инвалидом. Я был определен в Старомайнский детский дом и там воспитывался с пятого по восьмой класс. Ездил к матери, она переехала в Ульяновск. В областном краеведческом музее увидел окаменелости, узнал про Ундоры и, будучи школьником восьмого класса, отправился самостоятельно знакомиться с этими местами. Бродил по берегу, обследовал леса, овраги, собирал камни.

- Вы ведь не сразу стали профессиональным палеонтологом. Были и агрономом, и гидрогеологом. И все это время продолжали заниматься любимым делом?

- После Рязановского совхоза-техникума, где я выучился на агронома, я окончил Саратовский университет по специальности «палеонтология», затем аспирантуру, но необходимость кормить семью (а у меня друг за другом появилось трое детей) не давала вплотную заняться наукой. Однако всё свободное время я собирал и изучал окаменелости. В 1981 году меня пригласили на работу начальником гидрогеологической службы в санатории имени Ленина, дали квартиру в поселке.

Под лечебным корпусом санатория подвальное помещение, предназначенное для складирования труб и прочего гидрогеологического «железа», я заполнил все теми же окаменелостями. Да, каюсь, на поиски и изучение материала я тратил не только свободное, но и рабочее время. И служебное помещение использовал не по назначению. Злоупотреблял, не отрицаю.

- Настоящий компромат… Можно сказать, скелеты в шкафу!

- Только не в шкафу, а на стеллажах. Это период, когда были сделаны все основные исследования, открытия.

- Что удалось?

- Защитил кандидатскую. Удалось открыть новые виды морских рептилий, которым я дал названия «симбирскозавры», «ундорозавры», «плутониязавры», ихтиозавры родов «языковия» и «кабановия» в честь симбирских палеонтологов Петра Языкова и Константина Кабанова. В это время были открыты поделочные камни симбирцит и сенгилит. Удалось создать Ундоровский палеонтологический музей. Сначала – как школьный, потом как филиал областного краеведческого, теперь, вот, два года, как работаем самостоятельно. Созданы два палеонтологических заказника – ундоровский в 1988 году и сенгилеевский в 1991-м. Собрана коллекция морских ящеров, подобной которой в России нет.

- Давайте напомним читателям, что представляли собой наши места в юрский и меловой период.

Плиозавр - гроза юрских морей.
Плиозавр - гроза юрских морей. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

- В юрское время – 120-150 миллионов лет назад Восточно-Европейская плита меридианально прогнулась, уперевшись в Уральский хребет. Образовался желоб довольно большой – километров 200-300, шириной, соединявший Ледовитый Океан с Каспийским морем – «Русское море». Здесь происходил процесс горизонтального апвеллинга. Насыщенные биогенными веществами холодные воды с Севера, поднимаясь вверх, смешиваются с теплыми южными водами. И происходит взрыв биологической активности. Этот биологический взрыв как раз и произошёл в центральной России, и очень ярко представлен как раз отложениями в Ульяновской области. Планктон, моллюски, рыбы, рептилии – вся биологическая цепочка. Была довольно сильная тектоническая активность, море становилось то глубже, то мельче, временами отступало. Большую часть периода это было мелководное пространство, с множеством островов. В водах обитали моллюски – аммониты и белемниты, позвоночные – рыбы, в том числе акулы, морские рептилии – похожие на дельфинов ихтиозавры, плиозавры, плезиозавры. По мелководью бродили брахиозавры на мощных ногах и с длинными шеями, в воздухе царили птерозавры, похожие на больших летучих мышей. Колонии растений образовывали целые плавучие острова. Жизнь била ключом.   

Как иностранцы присвоили «Ленина»

- Получается «столица морских рептилий» или всероссийский парк юрского периода.

-  На самом деле у нас почему-то легко отдают пальму первенства другим, а перед иностранцами прямо-таки преклоняются. Не так давно в Сенгилеевском районе при поиске поделочного материала был найден фрагмент черепа офтальмозавра (разновидность ихтиозавра, имевшего огромные глаза – авт.).

- Вспоминаю публикации. Окаменевший глаз, «Ленин блистательный»…

- Мы обследовали место находки и обнаружили позвонки, плечевую кость. Взяли экспонат на обработку, отпрепарировали и передали в областной музей. У меня прошло две подготовительных публикации по описанию. И вдруг втихаря привозят англичан из Бристоля, мне об этом не сообщают. Те сразу отмели все сопутствующие находки, описали только сам фрагмент. Дали нелепое название. Причём тут Ленин?  Материал опубликован в солидном палеонтологическом журнале, а ошибок очень много. Как теперь к этой работе подступиться – непонятно.

- Такие уникальные экспонаты могли бы привлечь немалый поток туристов…

- Есть возможность создать эксклюзивный палеонтологический музей. И если мы этим не воспользуемся, воспользуются соседи, что уже и происходит. Самара отдала целый зал своего Ленинского мемориала под палеонтологию. И там нашла свое место копия скелета нашего плиозавра – в натуральную величину, 10-12 метров. Это в пять раз увеличило посещаемость их музея. Шаймиев, бывший президент Татарстана, создал музей естественной истории в Казанском кремле. Мы в этом принимали самое непосредственное участие – от написания концепции до создания экспозиций. Есть там и копии наших экспонатов. А сами всё в этих развалинах существуем.

- Получается, что мы создаем на пустом месте институты и музеи, а истинное богатство пылится на стеллажах...

-  В сентябре этого года  прошла конференция в Самаре. Девушки, молодые учёные  из Норвегии представили новые виды ихтиозавров по находкам на Шпицбергене. Дали им свои имена. Им говорят: «А вы с работами Ефимова знакомы? Почитайте!» Сравнили эти находки с тем, что я открыл в Ундорах еще в 1991 году. Один к одному! Это наши ундорозавры! Вся конференция направляется сюда, ко мне. Осматривают разрез. Показываю музей. Это настоящие ундорозавриды, только норвежские. Мы имеем приоритет хотя бы по их открытию.

А как же Дарвин?

- Вы часто упоминаете Бога. Вы верующий?

- К вере я пришёл как раз через науку. Покажу на примере. Мне пришлось изучать останки ихтиозавра из Восточной Сибири. Триасовый период – 300 миллионов лет назад. Это вдвое древнее того, с чем мы имеем дело здесь, в Ундорах. Так вот, это животное было более совершенным, чем юрские ихтиозавры. Казалось бы, развитие должно идти от низшего к высшему. Но нет! Любой вид может изменяться – совершенствоваться или деградировать лишь в пределах своего генетического кода. Выводим самые невероятные породы собак, но это всё тот же вид – собака. Земля – огромная лаборатория, в которой ставятся эксперименты. Время от времени происходит взрывное видообразование. И откуда в такие моменты берутся эти коды, в которых зашифрованы все возможные варианты – загадка. Кстати, есть одна очень любопытная версия, почему вымерли динозавры. Они спились!

- Кто же их споил?   

- В меловой период появились первые фрукты. Огромные «резервуары» - желудки динозавров были приспособлены для длительного переваривания довольно сухой еды – хвои, листьев папоротников. А тут фрукты. Внутри гигантов они бродили, образуя изрядное количество спирта. Ну, и спивались потихоньку ящеры.

- А как же метеорит?

- Метеорит лишь поставил в этом деле точку. А без пьянства, быть может, у гигантских рептилий был шанс выжить.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Нужен ли специальный орган, занимающийся проведением праздников?

Самое интересное в регионах