Анна РАЧИНСКАЯ 0 122

Олег Филатов: «Армия не пионерлагерь»

О том, как проходит весенний призыв, мы беседуем с начальником отдела подготовки и призыва граждан к военной службе военного комиссариата Ульяновской области, полковником запаса Олегом Филатовым.

Всё – по плану

– Олег Александрович! Как в области проходит весенняя призывная кампания, сколько наших ребят отправятся служить и куда?

– Всё идет по плану. Этой весной планируем со всего региона забрать в армию 1400 человек в возрасте от 18 до 27 лет. На сегодня уже 300 человек призваны и готовы служить Отчизне. Отправки в войска уже идут. Призывники будут служить в ВДВ, ВМФ, ракетных войсках, войсках национальной гвардии, но основная масса – в сухопутных войсках Министерства обороны РФ. В Кремлёвский полк традиционно мы отправляем только в осенний призыв.

– Много тех, кто пытается «откосить» от армии?

– Конкретно уклонистов – примерно 1 % от всех стоящих на воинском учёте по призыву. Но есть те, кто различными способами пытается не получить повестку. Таких у нас сейчас порядка 900 человек. И я считаю, это многовато. Мы должны их «выловить», прикладывая массу усилий совместно с полицией, для того, чтобы их оповестить. То есть вручить повестку. Но это не уклонисты. Законом предусмотрено, что гражданин прибывает по повестке, которую вручает работник военного комиссариата либо руководитель учреждения, предприятия, кадровый работник, где работает или учится призывник. И если в государственных предприятиях, где ведётся учётная документация, призывников легко найти, то в различных мелких обществах, фирмах и фирмочках, ИП и т. п. – проблематично. Ещё и родители, близкие родственники скрывают место работы призывников, место их фактического проживания, идут на поводу у собственных деток. Но это все же это не уклонисты. К последним относятся те, кто, получив повестку, не приходит на призывную комиссию. На сегодня из 1500 человек пока не пришли без уважительных причин только 10. Их будут разыскивать, а затем, когда будет набран необходимый материал, следственный комитет направит дела для рассмотрения в суд. Каждый год у нас появляется по три-четыре таких дела.

– А до дела, то есть до суда доходят уклонисты?

– В нашем регионе к реальным срокам заключения ещё никого не приговаривали. В основном отделываются денежными штрафами (до 100 тысяч рублей). Кстати, когда судимость гасится, они снова становятся призывниками, и их вызывают на призывную комиссию. Но есть категория граждан, которые осуждены за подделку медицинских документов.

– Я слышала, что после 27 лет у тех, кто не прошёл армейскую подготовку, возникают проблемы в карьере, просто в личной жизни?

– Да, правильно, у многих ребят, кто не прошёл армию, проблемы начинаются позже. Достигнув 27-ленего возраста, когда по закону они уже не являются призывниками, получают вместо военного билета справку (в ней написано, что не прошёл военную службу без уважительных на то причин. – Авт.). Вот тут и начинается… Желая построить свою дальнейшую жизнь, карьеру, парни узнают, что работать в каких-то государственных органах, силовых структурах, уже не смогут – не возьмут. Молодые люди начинают ходить к нам, даже просят взять их в армию, но по закону не положено. Таких случаев много.

Контракт или служба?

– Но всё же количество тех, кто хочет служить в армии, увеличилось за последнее время или наоборот?

– Если сравнивать с призывом пятилетней давности, то ребят, желающих служить в армии, стало намного больше. Все наши преобразования как в стране, так и в армии дают свои плоды. Сейчас в обществе нет такого отрицания военной службы, как это было в 2000-х годах. Число призывников зависит не только от желания молодых людей, но и от количества стоящих на воинском учёте призывного контингента, годного для прохождения службы.

Досье
Олег ФИЛАТОВ. Родился в 1965 г. в Ульяновске. После окончания средней школы поступил в танковое училище. Затем служил в Монголии, Забайкалье, Казани. После возвращения был назначен на должность начальника отделения военного комиссариата Заволжского района г. Ульяновска. В 2005 г. – на должность заместителя начальника отдела призыва областного военного комиссариата. С 2007 года по настоящее время – начальник отдела подготовки и призыва граждан к военной службе военного комиссариата области.

– То есть «годных» к армейской службе стало больше?

– «Процент годности ребят» (мы так его называем в профессиональной среде) растёт. Выше 70 % – это те, которые призываются и будут годны к службе. Но из них в армию пойдут не все, поскольку у кого-то отсрочки по семейным обстоятельствам, по учёбе и т.д.

– Как в регионе обстоят дела с контрактной службой, и есть ли охотники?

– Около 700-800 человек ежегодно служат по контракту. Это прибывающие в запасе, прошедшие военную службу либо ребята, имеющие высшее образование, но не проходившие военную службу и пожелавшие заменить год службы по призыву на два по контракту.

Если молодой человек идёт по призыву, права выбора конкретного рода войск у него нет, плюс денежное довольствие всего от двух тысяч рублей. Идя по контракту, призывник вправе выбрать предложенный ему род войск, местность, да и жалование там в разы больше – от 20 тысяч рублей.

– А с альтернативной службой?

– Что касается альтернативной службы, этот вид в нашем регионе не пользуется спросом. Не каждый может заменить её на военную, поскольку в законе чётко прописано, какие категории могут её проходить: если не позволяют вероисповедание либо убеждения, и это надо доказать призывной комиссии. Поэтому в нашем регионе таких один-два человека за призыв, три – уже редко. Да и по всей России такая же ситуация.  

Россия стала родиной, а не мачехой

– На ваш взгляд, что-то изменилось за последние годы в патриотическом воспитании будущих призывников?

– Сейчас в обществе этой теме уделяется больше внимания, да и сами люди, смотря на то, что происходит в мире, вокруг нас, наверное, проникаются чувством патриотизма намного больше, чем в «нулевых» годах, когда идеалом служила западная или американская культура. Хотя однозначно сказать сложно – ребята все разные.

– А что насчёт дедовщины?

– Смотря под каким ракурсом рассматривать эту проблему. Если под ракурсом дедовщины, которая была в начале 2000-х годов и ранее, граничащая с уголовными деяниями, такого сейчас нет. Но однозначно сказать, что все идеально, будет неправильно. Коллектив – сложный организм, мужской тем более, и всё накладывает отпечаток. Те традиции, которые идут на унижение человеческого достоинства, в принципе, есть и в других учебных заведениях, коллективах. И не надо забывать, что армия – это не пионерлагерь. Это трудная, тяжёлая, но необходимая служба.

– Так какой плюс у сегодняшнего призыва и какой минус?

– Плюс – что Россию молодые люди начали считать своей Родиной, а не мачехой. А минус – все-таки демократия даёт свои плоды, это некая вседозволенность, уверенность в своих правах. Но, увы, некоторые забывают, что кроме прав у нас есть ещё и обязанности.

Моё мнение такое: большое количество ребят всё же идут в армию с горящими глазами, но основная масса – те, кто чтёт и соблюдает законы страны, в которой живут.

– Для вас какие принципы главные в жизни?

– Честность, доброта, сочувствие, любовь к близким и окружающему нас миру. Радует, что сейчас снова поднимается престиж военной профессии. Так, уже третий год возобновился набор в военные училища по всей стране. Из нашего региона по 140 человек в них поступает.

– Жаль, что они не остаются в Ульяновске, где когда-то было три военных училища, но все закрыли…

– Мне как танкисту, конечно, больно, что их закрыли. Эта была часть городской жизни. Но, видимо, мы смотрим на это со своей стороны, а руководство, которое знает ситуацию, посчитало необходимым. 

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Нравится ли вам архитектура Ульяновска?