aif.ru counter

Николай Раков: «Не надо думать, что природа вечна»

Про леса, которые мы можем потерять, и растения, от которых одни проблемы.

Из личного архива

Мы живём в мире растений, но знаем о них очень мало. Надеемся, что встреча с известным ульяновским ботаником Николаем Раковым поможет этот пробел восполнить. Итак, беседуем о флоре нашего региона, нависшей над лесами угрозе, агрессивных растениях-вселенцах и о том, какими тополями лучше озеленять наш город.

От тайги до полупустыни

С. Чернышова: Николай Сергеевич, вы много лет изучаете растительность нашего края и, безусловно, знаете, что в ней есть уникального…

Досье
Николай РАКОВ. Родился в 1943 году в посёлке Красный Яр Чердаклинского района. Окончил биологический факультет Ульяновского педагогического института. Кандидат биологических наук. Преподавал на кафедре ботаники родного вуза, последние 9 лет работал в Институте экологии Волжского бассейна РАН (Тольятти).

Н. Раков: С точки зрения ботаники, Ульяновская область - регион довольно-таки интересный. Он занимает центральную часть Приволжской возвышенности и отличается большим разнообразием растительных сообществ. На север, в Сурский район, заходит тайга (её ещё называют Кувайской - в честь расположенного здесь посёлка Большой Кувай). Эта территория является пограничной для двух видов ели (европейской и сибирской), поэтому здесь встречаются их гибриды. К югу тайгу сменяют широколиственные леса, далее следуют лесостепи, степи и, наконец, полупустыни - их отдельные участки можно встретить в Радищевском районе. Ещё один важный момент - разделение региона Волгой. Западная часть (Предволжье) занимает 75% территории области, восточная (Заволжье) - 25%. В геологическом плане Предволжье более древнее, Заволжье - более молодое. Соответственно, их флора и растительность тоже отличаются. Кувайская тайга, например, имеет древнее происхождение, растительные сообщества левобережья сформировались гораздо позднее. К слову о Кувайской тайге -  два года назад мы там были и видели очень много погибших елей. Виной тому - засуха 2010 года, которую  многие деревья не пережили.

- Раз уж мы заговорили о проблемах сохранения лесов, объясните, пожалуйста, чем чревато их уничтожение?

- Если лес вырубается, то кустарники и травы, образующие подлесок, погибают тоже. Рубят, к примеру, сосны, в тени которых растут брусника, черника и другие кустарники. Так вот, все эти растения тоже погибнут. А ещё в лесу могут встречаться краснокнижные виды (такие, как линнея северная) - при вырубке сосен их участь тоже предрешена. Катастрофа заключается в том, что в настоящее время весь бореальный (северный) комплекс лесов, связанный с сосной, находится под угрозой уничтожения. Не надо думать, что природа бесконечна и вечна. Это заблуждение. Вырубка лесов приводит к снижению биоразнообразия, которое, в свою очередь, делает природные сообщества более уязвимыми и может привести к их гибели.

Насекомые имеют значение

- Когда уничтожается лес, страдают не только растения, но животные…

 - Конечно, ведь лес - это сложная экосистема, звеньями которой являются все населяющие его животные - от насекомых до позвоночных. Приведу один интересный пример. Есть такое растение - короставник полевой, и есть земляные пчёлы (андрены), которые пыльцой короставника выкармливают своё потомство. Если в наших краях это растение распространено достаточно широко, то в Швеции встречается редко. Так вот, какое-то время назад шведские экологи стали замечать, что земляных пчёл, опыляющих короставник, становится меньше. Чтобы помочь иностранным коллегам разобраться в ситуации, мы предложили им провести исследования у нас. Эколог Магнус Ларсен приехал в Ульяновск и в течение месяца исследовал взаимоотношения короставника и андрен  на лесостепном участке Красный городок в Чердаклинском районе: наблюдал, как земляные пчёлы собирают пыльцу, как носят её в норки, как закладывают потомство. В итоге учёный установил - для того чтобы выкормить потомство, пчела должна собрать определённое количество пыльцы. Если короставника мало, то пчёлам не хватает корма, и они начинают вымирать. Само исследование, кстати, проводилось на грантовые средства Шведской академии наук, и, вернувшись домой, Ларсен написал прекрасную диссертацию.

- Если шведы так обеспокоились судьбой земляных пчёл, значит, от них есть какая-то польза?

- Конечно. Земляные пчёлы являются опылителями. Исчезнут опылители - исчезнут цветковые растения (культурные в том числе). Я провёл небольшой эксперимент. У меня под окном росли две яблони Недзведского (вид занесён в Красную книгу РФ). Почему две? Я всегда говорил студентам - когда закладывают сад, сажают как минимум две яблони - чтобы была возможность перекрёстного опыления. Когда одну яблоню срубили, я решил проверить, как в яблоках оставшегося дерева завязываются семена. Оказалось, что очень плохо - где два семени, где три. Попробовал прорастить - не прорастают. И неудивительно, поскольку для получения жизнеспособных семян крайне желательно, чтобы опыление было перекрёстным. За него-то и отвечают насекомые-опылители, и в первую очередь, пчёлы.

Агрессивные американцы

- Как вы относитесь к тому, что многие наши граждане, возвращаясь с прогулки по лесу, любят прихватить с собой красивый букет?

- К сожалению, далеко не все наши граждане понимают, что собирать цветы в больших количествах нельзя. Если растение исчезает из природы, то оно не производит семян, в результате популяция сокращается.  При этом освободившиеся места не остаются пустыми - их занимают заносные, или, как мы их ещё называем, адвентивные, растения. Некоторые из них ведут себя очень агрессивно, вытесняя исконно наши, аборигенные, виды. Это очень опасная картина. В 2012 году я защищал диссертацию по адвентивным растениям Ульяновской области,  на тот момент таковых было 412 видов. Я предполагаю, что сейчас их число увеличилось как минимум  до 425. Это явление очень опасно. Дело в том, что многие заносные растения обладают очень высокой семенной продуктивностью и, оказавшись в новом для себя месте, начинают активно вытеснять аборигенные виды. Таких агрессивных вселенцев ботаники относят к так называемым инвазионным видам.

- От каких растений-вселенцев ульяновская флора страдает больше всего?

- Большой вред наносят ветроопыляемые американские растения, в первую очередь, амброзия и циклахена. Когда-то их семена попали с корабельным балластом на черноморское побережье Кавказа и проросли. Поначалу местные жители стали разводить новые растения на силос, но от этой затеи быстро отказались, поскольку их стебли были слишком жёсткими, и есть их животные не хотели. Когда выяснилось, что пыльца амброзии и циклахены может вызвать сильнейшую аллергию, было уже поздно - растения прижились и продвинулись вглубь континента.  Тем временем было установлено, что четыре пыльцевых зерна амброзии, попав в лёгкие чувствительного к ним человека, вызывают поллиноз (аллергию на пыльцу), который может перейти в астму. В Ульяновской области, куда семена растений попали с транспортом, был такой случай - в Радищевском районе мужчина пошёл косить заросли циклахены, а вечером его нашли без сознания. Дело в том, что циклахена, доминируя в растительном сообществе, образует колоссальное количество пыльцы. Мужчина ей надышался и  впал в кому. Самолётом санавиации его срочно доставили в областной центр, и это спасло ему жизнь. Ещё одно проблемное для нашего региона растение - борщевик Сосновского - пришло к нам с Кавказа. На первых порах его также пытались использовать в качестве силосной культуры, и скот его тоже не ел. В итоге из культуры борщевик Сосновского «сбежал» и за короткое время расселился по поймам рек, берегам, лесным полянам и опушкам. В нашем регионе этот адвентивный вид можно встретить в Карсунском и Майнском районах. Растения очень мощные - до 2,5 метров в высоту, и обладают неприятным свойством при контакте с человеческой кожей вызывать ожоги, которые трудно лечатся и долго не заживают.

В защиту тополей

- А лично вам удалось открыть для науки какие-то новые виды растений или все они давно изучены?

- Такие открытия, действительно, были. Так, во время экспедиции в Акуловскую степь (Николаевский район) мы обнаружили льнянку, видовую принадлежность которой не смогли определить. Отправили гербарий в Ботанический институт РАН, и через две недели получили письмо, что наша льнянка – новый для науки вид, который надо срочно описывать. Мы скооперировались с известным специалистом Николаем Николаевичем Цвелёвым и описали этот вид как льнянка волжская. Это эндемик, который возник в Акуловской степи и больше нигде не встречается. 

- Как вы относитесь к тому, что происходит в Ульяновске в сфере озеленения?

- Мне не нравится война, которую объявили тополям. В Новом городе и других микрорайонах одно время активно высаживался тополь гибридный, который, между прочим, был выведен не для озеленения, а как источник целлюлозы. Такие тополя быстро растут и имеют ломкую древесину. Под влиянием сильных ветров они часто падают на машины, на людей, поэтому от них стали отказываться. Это понятно, но не надо забывать: тополь выделяет огромное количество кислорода и хорошо обеззараживает воздух. Поэтому война с тополями – явление крайне нежелательное, тем более что есть другие виды – не такие быстрорастущие и ломкие. Это тополь белый, тополь чёрный. Нужно культивировать их. Ещё не понимаю, почему стали воевать с липой мелколистной –деревья обрезают так, что одни палки остаются. Липа потеряла свою озеленительную функцию. А ведь это очень красивое дерево, к тому же являющееся долгожителем. Сейчас стали культивировать другую липу – гибридную. Это хорошо, но и про нашу обычную липу забывать не надо. Для озеленения города можно также использовать западноевропейские и американские виды лип, но политика здесь должна быть очень грамотной и аккуратной. Пока такого, к сожалению,  нет.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Где вы будете отдыхать этим летом?
Самое интересное в регионах
Роскачество