AIF.RU 0 74

Позитив настоящего

В сентябре Мишель Розенманн посетит Ульяновск в рамках Международного конгресса партнёров программы «Культурная

Однако основная цель приезда режиссёра в наш город - знакомство с труппой Ульяновского областного театра кукол для постановки спектакля по повести чилийского автора Луиса Сепульведа «Мама-кот, или история про кота, который научил чайку летать». Уже в апреле 2012 года ульяновская публика сможет увидеть премьеру. Нам удалось побеседовать с Мишелем о его планах.

- Мишель, почему вы выбрали именно Ульяновск?

- Мы познакомились с Ульяновским театром кукол на Международном фестивале театров кукол в Омске. На меня произвёл сильное впечатление их спектакль «Соломенный жаворонок». Меня потрясла работа художника спектакля Дмитрия Бобровича и потенциальные возможности сценографии, скрываемые за этим. После показа, в клубе неформального общения мы с директором ульяновского театра встретились и решили поработать вместе.

- У вас уже был опыт работы с российскими театрами кукол?

- Да, я поставил три спектакля в Воронежском театре кукол. «За высокой горой» - спектакль для детей по сказкам Мари-Элен Дельваль и Сергея Козлова, «Пиноккио» Карло Коллоди для детей постарше, и «Дон Жуан» Тирсо де Молина для взрослых. Эти постановки обогатили мой творческий опыт.

- Расскажите, пожалуйста, о проекте с ульяновским театром. Почему выбрана эта пьеса, о чём она? Чего вы ждёте от данного проекта?

- История о чайке и коте, который научил её летать (прим. повесть «Мама-кот и или история про кота, который научил чайку летать»), пришла мне в голову после нашего разговора в Омске. Я предложил этот материал, так как театрам всегда интересны спектакли, рассчитанные на широкую публику, которые имеют человеческую и общественную значимость. Я уже давно мечтал поставить спектакль по данной книге. Это вымышленная история, но в то же время она достаточно реальная.

Автор Луис Сепульведа показывает нам, что человек даже в ужасных условиях остаётся очень чутким и позитивным, ему удаётся сохранить чувство юмора, что тоже присуще человеку. Мне очень нравится такая философия. Текст на самом деле литературный, но его построение очень интересно для театра кукол, так как оно позволяет использовать разные типы игры, кукол, масок, рассказа и переплетать всё это абсолютно естественно в игре.

Я люблю брать за основу именно литературные тексты, так как они дают достаточно широкую театральную свободу выражения. Но также люблю некоторых театральных авторов, таких как Матей Вишнек или Жан-Луи Боэр. Например, мечтаю поставить « Историю коммунизма, рассказанную умалишённым» Матея Вишнека.

- На фестивале в Омске вы показывали спектакль о проблемах детей, страдающих синдромом Дауна, «Мой маленький братик не такой, как все». Он получил заслуженный приз профессиональных зрительских симпатий. Есть ли у вас ещё подобные проекты и в чём вы видите задачу театра?

- Я пытаюсь всегда делать так, чтобы моя работа затрагивала воображение или сердца людей, а подчас, и то и другое вместе. Я завидую музыке, потому что она способна влиять незамедлительно на чувства и память. В театре я всегда ищу способ показать, что всё происходит именно «здесь и сейчас». Я не ищу изначально каких-то необыкновенных тем, но и заурядные вещи меня не интересуют. Нет плохих или хороших сюжетов, нужно только постараться выразить что-то, что стоит за ними.

В моей работе для детского или семейного зрителя стараюсь быть ясным и позитивным. По-моему это очень важно. В работе для взрослого зрителя я могу идти дальше, внося противоречия и контрасты. Например, мне хотелось бы поставить текст японского писателя Юкио Миcима «Золотой храм», где герой решает разрушить символ красоты. Я не разделяю идеи писателя, но текст его великолепен и требует современной формы выражения, чтобы сохранить свою силу. Может быть, это будет новый проект…

- Мишель, на ваш взгляд, есть ли разница между русской публикой и западной?

- Русский зритель более привычен к театру, чем французский. Во Франции театр остаётся достаточно элитным. Уровень русского театра очень высок. Единственный недостаток, на мой взгляд, это когда он остаётся слишком «по-Станиславскому», но всё больше актёров умеют и хотят играть по-современному. А французским актёрам зачастую не хватает системы Станиславского.

- Ваше жизненное кредо?

- Наша самая большая опасность- это мы сами. Жизнь состоит из выбора, и я всегда пытался самостоятельно делать свой выбор, даже если иногда и ошибался. Жизнь коротка и не даётся второго шанса. Нужно оставаться верным себе и открытым для будущего. Очень многие живут прошлым. Я не люблю ностальгию, я верю в настоящее.

Справка «АиФ»:

Мишель Розенманн родился в 1957 году в Париже. После получения образования в области театра и литературы работает с 1982 года режиссёром, осуществляя постановки для взрослых и молодёжи во Франции и России. С 1990 г. является художественным руководителем театра ATE (Action Theatre Enfance). Театр кукол занимает достаточно большую часть в его деятельности, однако наравне с этим он работает и в драматическом и музыкальном современном театрах. К примеру, это опера для ударных, хора и теней, а также пьеса, включающая музыканта электронной музыки вживую.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Согласны ли вы с переездом МФЦ на улицу Минаева,6 (быв. магазин «Свияга»)?

Самое интересное в регионах