aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 394

Александр Полетаев: "Почти любую поломку в организме можно предупредить"

Какой должна быть медицина, чтобы люди жили до 120 лет.

О том, какой должна быть медицина, чтобы люди жили хотя бы до 120 лет, мы говорили с доктором медицинских наук, профессором,  действительным членом  Американской ассоциации иммунологов Александром Полетаевым.

12 и 13 февраля в поликлинике №1 профессор Полетаев рассказывал ульяновским врачам и пациентам о том, как можно предупреждать болезни, которые ещё не начались.

ЗОЖ не панацея

Т. Захарычева: Александр Борисович, о том, что надо развивать профилактическую медицину, говорят много лет. В начале двухтысячных под это дело даже койки в стационарах начали сокращать. А сейчас их катастрофически не хватает. Что-то не так пошло?

А. Полетаев: Ещё в екатериненские времена доктор Матвей Мудров говорил, что современная медицина будет не лечить болезни, а предотвращать их. С тех пор три века прошло, но, кроме слов, ничего нет.

Чтобы что-то предотвращать, надо знать, кому что грозит. Есть, например, годами не проявляющаяся проблема – васкулит малых сосудов. У человека идёт воспаление мелких сосудов, но он чувствует себя здоровым. А через пять-десять лет, если ничего не делать, у одного почки откажут, у другого – лёгкие, у третьего начнётся сосудистая старческая деменция. Но если мы сегодня по результатам объективного исследования увидим, что есть васкулит, мы его можем устранить.

Досье
Александр ПОЛЕТАЕВ. Медицинский консультант, профессор, иммунолог, нейрохимик. Стаж работы более 40 лет. Автор более 200 научных публикаций, в том числе 7 монографий, 14 патентов и авторских свидетельств.
Предотвратить болезнь, которая ещё не началась, но может возникнуть, – вот это и есть превентивная медицина. А профилактическая медицина в банальном представлении – это когда говорят: не кури, не переедай и зарядкой занимайся.

– Получается, в каждом из нас заложена какая-то мина замедленного действия. Так, может, она не рванёт, если вести здоровый образ жизни. Ведь профилактическая медицина как раз это и проповедует.

– У тех, кто ездит на мерседесе, алюминиевой машине, очень часто бывает алюминоз из-за накопления в организме избыточного количества алюминия. А это очень предрасполагает к развитию болезни Альцгеймера в будущем. Так что если есть дома алюминиевые кастрюли, советую их выбросить.

Наши волосы накапливают и долго сохраняют в себе многие микроэлементы – и хорошие, и плохие. Если их исследовать, то можно многое понять о человеке. У каждого в организме постепенно накапливается что-то нехорошее, даже если он ведёт здоровый образ жизни. Если бы это было не так, люди жили бы вечно.

– А сколько мы можем жить, если научимся вовремя устранять неполадки в работе организма?

– Биоресурс человека – примерно полторы сотни лет. Возраст, когда завершается рост организма и развитие всех его систем (20-25 лет), умножаем на 6-10 – вот это и есть та продолжительность жизни, которая может быть. Не будем говорить о жизни до 200 лет, но хотя бы до 120-ти мы обязаны жить. Автомобиль, который гоняют без профилактики, быстро выходит из строя. А тот, который постоянно проходит технический осмотр и необходимый ремонт, служит очень долго. Вот и нам надо «гонять» свой организм на ТО, только на правильный ТО.

– Но мы ведь и «гоняем» раз в три года, и называется это диспансеризацией.

– Был такой известный французский доктор Рене Лериш, который говорил, что болезнь – это драма в двух актах. Первый, длинный, развивается в угрюмой тишине наших тканей, и лишь во втором появляется боль и другие зримые явления. Наша диспансеризация – это второй акт. Если вам замерили артериальное давление, проверили глюкозу крови натощак (хорошо, если проверили), сделали кардиограмму, посчитали пульс, этого мало. Так обнаруживают признаки болезни, которую предотвращать поздно. Работать надо в первом акте. Но диспансеризация тоже сгодится, если мы хотим жить до 60-ти – максимум 80 лет. А если хотим доживать до рефлекса смерти, надо вовремя на клеточно-молекулярном уровне разбираться, где начинаются неполадки.

– Что такое рефлекс смерти?

– Это состояние, когда человек выработал свой ресурс, устал жить, и поэтому у него появляется желание уйти. Вы много видели таких людей? Я не видел.

Всего кубик крови

– Какие же ресурсы нужны, чтобы предотвратить болезнь, которая ещё только может быть? Ведь, получается, мы даже не знаем, где её искать…

– Сегодня в мире существует 25 тысяч разных лабораторных анализов. Не только денег, но и биоматериала не хватит, чтобы всё это пройти. Но это и не нужно. Для начала надо сдать на анализ всего один кубик крови и пройти простой скрининг на молекулярно-клеточном уровне.

Он покажет, где у конкретного человека начинаются неполадки. У кого-то это печень, у кого-то лёгкие, у кого-то почки или желудок… От скрининга первого уровня надо идти к адресным уточняющим исследованиям конкретного органа или системы. То есть нужна не диспансеризация всего и вся, а целенаправленная работа с зоной риска.

– Получается, что вся наша система здравоохранения должна работать по-другому?

 – Здравоохранение – хорошее название. Но на самом деле в центре этой системы не охрана здоровья, а борьба с болезнью. Надо грамотно предупреждать болезнь, а не латать дырку, которая уже образовалась.

– Можно предупредить любую «поломку» в организме?

 – Если она не генетическая, то всё предотвратимо и исправимо. Кстати, классический аутизм – не генетическая поломка, как считалось ещё 10-15 лет назад. Сейчас в мире – один человек на сто с расстройством аутического спектра, а в 1943 году был один на десять тысяч человек. Генетических эпидемий не бывает, рост генной патологии – всего 1% за 100 лет.

А значит, причина рождения ребёнка с аутизмом – в здоровье мамы и папы. Вообще здоровье ребёнка закладывается в утробе матери. Об этом все знают и много говорят. Но почти никто серьёзно не занимается подготовкой матери к беременности. А если ребёнок родился больным, сколько стадионов ни построй, он здоровым не станет.

На прививки строем не ходят

– А что вы думаете о профилактических прививках?

– Их надо делать, если есть необходимость, а не потому, что существуют некие национальные календари прививок, которые придуманы не врачами, а чиновниками. Эксперт ВОЗ по вакцинации профессор Иегуда Шейнфельд на вопрос журналистов, как он относится к превентивной вакцинации, ответил, что если вы собрались в Кению на сафари, то вам обязательно надо сделать прививку против жёлтой лихорадки. А потом шёпотом в микрофон продолжил: «Но мой вам совет: сдайте билеты в Кению и не вакцинируйтесь».

Он проводил большое исследование американских солдат, которых отправляли на войну в Ирак и предварительно вакцинировали. Сначала оценивал состояние их иммунной системы до вакцинации, а потом – через каждые шесть месяцев после вакцинации. И через три года ни у одного из этих здоровенных парней показатели иммунитета к прежним значениям не вернулись. Вакцинация даёт серьёзные изменения в иммунной системе, о которых мы до сих пор не очень хорошо знаем. Поэтому нельзя взявшись за руки парами идти на прививки. Всё по необходимости. Если укусила собака или другое животное с непонятной историей, то да – лучше вакцинироваться. Если пришла нехорошая инфекция, например, дифтерия, лучше сделать прививку. Иммунная система после вакцинации может так сломаться, что человек становится инвалидом, а то и умирает.

– Это часто бывает?

– Я изучал статистику по миру, и из тех источников, которые я смог собрать, серьёзные осложнения возникают не чаще, чем у одного на 10 тыс. вакцинированных. Вроде бы нечасто, но когда речь идёт о вакцинации миллионов, то это немаленькие цифры.

Мы знаем, что ведёт к пост-вакцинальным осложнениям, знаем, как их можно избежать. Но для этого надо обследоваться. По-настоящему, а не для галочки, как это у нас бывает.

– Александр Борисович, когда же превентивная медицина станет неотъемлемой частью государственного здравоохранения? Это вообще возможно?

– На государственном уровне никто не отрицает необходимость таких перемен. Премьер-министр уже подписал дорожную карту по развитию превентивной медицины до 2035 года. И там сказано о необходимости внедрять молекулярную диспансеризацию. Но несмотря на это, превентивная медицина пока остаётся делом врачей-энтузиастов, которые по собственной инициативе проходят обучение, потому что хотят помогать своим пациентам – взрослым и детям. В частности, детишкам с аутизмом. Хорошо, что таких врачей становится всё больше и больше. Их, конечно, не хватит на всех, но, я считаю, что нужно жить по принципу: делай что должен, и будет что будет.

Совет профессора Полетаева
Пить витамины или нет? Сначала надо определиться, достаточно ли витаминов в организме. Если достаточно, то не стоит. Сдайте анализ крови, чтобы выяснить, хватает ли вам витамина D. Если его мало, значит, иммунная система плохо работает, и есть больший риск рано или поздно получить онкозаболевание. Доза витамина D подбирается индивидуально, в зависимости от того, насколько организм в нём нуждается. Её должен подобрать врач.




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Где вы будете отдыхать этим летом?
Самое интересное в регионах
Роскачество