1 923

Палеонтолог Ефимов закрывает Ундоровский музей из-за своего увольнения

Из-за расторжения областным Минкультом договора с директором Ундоровского палеонтологического музея Владимиром Ефимовым последний заявил о закрытии учреждения, поскольку основная часть экспонатов и оборудования – его собственность.

Алексей Юхтанов / АиФ
Ульяновск, 18 октября - АиФ-Ульяновск.

Палеонтолог, директор Ундоровского палеонтологического музея Владимир Ефимов сообщил о том, что министр культуры Ольга Мезина расторгает с ним трудовой договор.

Действие контракта, заключенного 21 июля, заканчивается 23 октября. Ефимов также сообщил, что его попытки выяснить причины увольнения ни к чему не привели: министр отказалась с ним общаться, сославшись на занятость.

Энтузиаст, руками которого создан музей и собрана внушительная коллекция морских рептилий юрского и мелового периодов, записался на приём к Ольге Мезиной на 19 октября.

«Музей как образцами, так и мебелью, и вообще всем оборудованием создан на мои средства. Поэтому, естественно, если я ухожу, то я, в общем-то свою собственность забираю. Столы, компьютеры, микроволновку… Вообще всё оборудование для сотрудников… Когда я музей создавал на протяжении 30 лет, я всё это приобретал, не новое, конечно, а в санаториях и так далее, и тому подобное… Поэтому, в общем-то, государственного там нету. Я уже многократно, когда мы уже стали самостоятельными, напоминал в министерстве, что было бы неплохо выделить средства на приобретение того или иного оборудования. В итоге все приходилось покупать на свои. Кроме того, были подготовлены образцы, подготовлена и оплачена их препарировка. То есть мною была сделана львиная доля материальных вложений».

На вопрос, есть ли у него предположения, почему с ним решено не продлять договор, Владимир Ефимов ответил:

«Да в том-то и дело, что нет! Я вот только в воскресенье приехал из командировки в Казахстан, где мы по приглашению казахских товарищей копали ихтиозавра напоследок летнего сезона. Потрудились плодотворно. И в других местах. И мероприятия у меня идут. И план я выполняю. Казалось бы – причина какая? Когда я получил приказ, я сразу пошёл к министру. В приёмной сказали, что её нет, сейчас, мол, подойдёт. Она приходит, я говорю: «Объясните мне в двух словах…» Она сказала, что занята. Мол, если хотите – завтра приезжайте. Я развернулся и уехал. Никаких объяснений и пояснений я не получил».  

Впрочем, позже он заметил, что были трения с прежним министром Татьяной Ившиной:

«У нас были взаимные претензии с прежним министром Ившиной. Те деньги, которые мы зарабатывали тяжким трудом, на билетах, проводя экскурсии и так далее, как сказал министр Мединский: эти деньги должны идти на пользу того, кто эти деньги зарабатывает. То есть музеи оборудование приобретают, образцы. Я неоднократно напоминал: товарищи дорогие, было б неплохо для развития музея оставлять хоть что-то, что мы заработали. Но министерство решило, что они этими деньгами распоряжаются полностью, и поэтому все средства направляли, скажем, на коммунальные услуги, на платежи, которые, по идее, должно выполнять государство».       

На вопрос о своих дальнейших действиях в случае, если ситуацию не удастся повернуть вспять, он сказал:

«Я вынужден буду образцы, которые сейчас являются украшением музея, изъять. Оставить только образцы, не требующие материальных затрат. Музей потеряет зрелищность на две трети. Он останется без оборудования. Сидеть сотрудникам будет не на чем, не говоря уже о том, чтобы работать. Можно, конечно, убрать Ефимова, посадить другого человека. Но в таком случае обеспечьте этот музей всем необходимым. И, ради Бога, он государственный, пускай работает с тем, что он имеет».

На вопрос о дальнейших научных изысканиях, последовал ответ:

«Ну, это, наверное, уже мой крест, который я буду нести до конца дней своих. Очень много в это лето и в прошлые года я ездил. Даже если какое-то табу будет на то, чтобы изучать местных ихтиозавров… Меня, конечно, могут не пустить на территорию заказников... У меня сейчас много материала собрано с Урала, Казахстана, Курской и Белгородской областей. Я сейчас привёз материала столько, что мне хватит на 5 лет его изучения и описания. Я буду занят от и до. Хорошо, что я позаботился и создал базу в Городищах на разрезе».

На вопрос, каков правовой статус этой базы, и кому принадлежит всё, что там хранится, Владимир Ефимов ответил:

«Это частная собственность. В своё время территория недалеко от Городищенского разреза была куплена. Я взял кредит, выкупил эту землю, строения, создал хранилища. Любой скелет ихтиозавра по 5-7 метров требует определённой площади. Это всё надо где-то препарировать. С самими останками дело обстоит так. По закону, когда первоначально они найдены, о находке необходимо ставить в известность наши органы. В частности, краеведческий музей. Я нахожу скелет и говорю: «Вот, для извлечения этого скелета необходимы деньги. Если не найдёте, в течение месяца это все уползёт, разрушится». Естественно, у музея денег нету, я вынужден это всё делать на свои. Извлекать, нанимать людей, обрабатывать. Поэтому – кому они принадлежат? Это тоже моя собственность».

    

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Irina Semenova[facebook]
    |
    14:07
    20.10.2017
    0
    +
    -
    Может создать петицию на change.org ?
Все комментарии Оставить свой комментарий

Согласны ли вы с переездом МФЦ на улицу Минаева,6 (быв. магазин «Свияга»)?

Самое интересное в регионах