0 161

«Хороша девка!» - сказала нянька, приехав из Москвы. Памяти Е.Н.Холодилиной

Воспоминания Елены Николаевны Холодилиной-Пластовой записаны литератором Геннадием Демочкиным в Прислонихе.

Елена Николаевна. 90-е годы.
Елена Николаевна. 90-е годы. © / Фото с выставки музея А.Пластова

В понедельник, 5 февраля, исполнилось девять дней, как не стало Елены Николаевны Холодилиной-Пластовой, замечательного человека, художника, невестки Аркадия Александровича Пластова. Литератор Геннадий Дёмочкин, бывая с коллегами в Прислонихе, неоднократно записывал воспоминания Елены Николаевны. Сегодня с частью из них мы предлагаем познакомиться читателям «АиФ».

Досье
Елена Холодилина-Пластова. Родилась в 1932 году в Луганске (Ворошиловграде). В 1955 году окончила Московский государственный художественный институт им. В. И. Сурикова. Член Союза художников СССР с 1967 года. Постоянный участник московских, зональных, республиканских выставок.

Отца спасла эмаль

– Мой отец работал на эмальзаводе в Луганске, а потом преподавал в институте, оставаясь на заводе консультантом. Ему принадлежали рецепты эмалирования. Отца знали и чтили (Луганск – город маленький). Но я помню, как в 37-м году отец с матерью до глубокой ночи сидели одетые, а у отца была сумочка, с лекарствами и сухариками.

Е. Н. Холодилина. Поздняя осень. 1973 г.
Е. Н. Холодилина. Поздняя осень. 1973 г. Фото: Фото с выставки музея А.Пластова

Ждали, что отца арестуют. Потому что были уже арестованы директор завода и главный инженер. Но как-то обошлось. Видимо, не стали трогать знатока эмалирования.

«Враг народа», «шпион» – всеобщие подозрительность и доносительство тогда были привычным делом. Откровенно говорить можно было только с очень близкими людьми, и то где-нибудь в лесу, в поле.

Съездили за грибами
Съездили за грибами.Фото: Из личного архива Пластовых

Под гипнозом Сталина

И, несмотря на всё это, вы не можете себе представить, какая была общая атмосфера любви и почитания Сталина. Вам этого просто не понять. Сталин был ну как бог. Я его видела однажды на демонстрации. Нам повезло, мы в колонне Суриковского института шли в первом ряду от трибуны, и он был совсем близко.

Когда он умер, у нас в институте был митинг, говорили пламенные речи, и мы, человек 10-12, решили, что обязательно пойдём смотреть Сталина. Стояли в очереди все три дня и все три дня пройти не смогли. Там творилось что-то невозможное, нам ещё повезло, что остались живы. Это был какой-то психоз.

Через некоторое время Сталина тоже забальзамировали и положили в Мавзолей к Ленину. Я там была: Ленин лежит такой спокойненький, бледненький, ручки сложены. И вот я увидела Сталина. Впечатление: разбойник лежит! Лицо огромное, морщины глубокие. И руки лежат не как у покойников, а вдоль туловища. Мохнатые какие-то, руки палача.

К тому времени я уже освободилась от сталинского гипноза, уже были в отношении него серьёзные подозрения.

С мужем Николаем Аркадьевичем.
С мужем Николаем Аркадьевичем. Фото: Из личного архива Пластовых

Спасибо Вальтеру Скотту

Последние три курса Суриковского института я жила у двоюродного брата (он был большим чиновником в мире искусства) в высотном доме на Котельнической набережной. В соседнем подъезде была квартира Пластовых. С Николаем мы познакомились при случайных обстоятельствах. Разговорились, и вдруг выяснилось, что я не читала «Айвенго». Он говорит: «Да как же так? Напишите свой телефон, я вам позвоню». Даю ему телефон, а он: «Позвольте, а вы не в высотном доме живёте?» (Телефон начинался с цифр 227.) Я говорю: «Да». – «Так мы в одном доме живём!»

Елена Николаевна с сыном Коленькой
Елена Николаевна с сыном Коленькой Фото: Фото с выставки музея А.Пластова

Так состоялось наше знакомство. Потом Коля матери сказал. Она для проверки решила прислать в Москву няньку. (Няня Катя. Нянька – Е. В. Шарымова – добрый ангел семьи Пластовых. – Авт.) Нянька прожила в столице несколько дней, вернулась, докладывает: «Хороша девка!» В общем, я ей понравилась. Только в один день она осталась мной недовольна – когда мы ходили в зоопарк. (Смеётся.)

А с Аркадием Александровичем мы познакомились на открытии Всесоюзной выставки, Коля меня туда пригласил. Говорит: «Я покажу тебе знаменитых людей». Там были: Кончаловский с женой, Грабарь, Сергей Герасимов, Решетников, Ефанов и все-все. Пластов выставлял свою только что законченную «Весну».

Потом Коля рассказал: Аркадий Александрович страшно волновался, его тогда сильно ругали, упрекали в любви к французскому импрессионизму, говорили, что он работает не в русских традициях. Но успех «Весны» был необыкновенный.

С милым – на «край света»

Когда мы уже поженились, меня в первый раз повезли в Прислониху. Наталья Алексеевна (жена А. А. Пластова. – Авт.), я и Коля ехали из Москвы поездом. Вышли на станции Майна, нас ждал человек на телеге, их называли шабонниками, он возил с Языковской фабрики лоскутки. На телеге ещё висели разные тряпочки: красненькие, зелёненькие. Сели мы, поехали. Лошадь худая, плетётся медленно. 22 километра мы ехали пять часов. Коля пешком шёл, мы с Натальей Алексеевной сидели.

Я думаю: «Боже, куда же меня везут?!» Мне показалось, что это край света. В дороге у меня жутко разболелась голова, прямо смертельно. И когда сюда зашли, я смотрю: какой хороший дом, светлые светёлки, столько книг, как хорошо!

Пожаловалась на голову. Нянька тут же: «Щас-щас-щас»! Положила меня на кровать. Поставила самовар, налила горячей воды в таз, попарила мне ноги. Потом ноги мои вынимает, вытирает, я смущаюсь: «Да ладно, что вы?» А она говорит Наталье Алексеевне: «Мать, посмотри, у неё пятки нехоженные!»

Е. Н. Холодилина. Поздняя осень. Рябина.
Е. Н. Холодилина. Поздняя осень. Рябина. Фото: Фото с выставки музея А.Пластова

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Как вы оцениваете состояние городских парков?

Самое интересное в регионах