aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 0 2133

Самый молодой белый генерал приехал в Ульяновск, чтобы умереть

Могила Владимира Ивановича Постовского находится в Воскресенском некрополе

Из личного архива

Исследователь из Тулы Михаил Клепов призывает ульяновцев привести в порядок могилу генерал-майора Русской армии, кавалера Георгиевского оружия Владимира Ивановича Постовского, похороненного на Воскресенском некрополе.

В первый том его книги «Офицеры – георгиевские кавалеры Первой мировой войны» вошла фотография могилы Постовского с проржавевшими до основания крестом и оградой. «…просто нет человека – и всё! – пишет Клепов в письме, которое передал в «АиФ» краевед Сергей Петров.

– В этом году исполняется 100 лет окончания Первой мировой войны, и все наши герои дают нам последний срок, чтобы достойно увековечить их память!».

К изданию готовится второй том книги об офицерах-героях, и автор надеется, что сможет разместить в нём фотографию обновлённой могилы легендарного генерала. О том, каким был Постовский, помогут вспомнить (или узнать) материалы, предоставленные ведущим сотрудником облгосархива Антоном Шабалкиным.

Раздражал аристократов

Владимир Постовский родился в Одессе, там же в 1905 году окончил классическую гимназию, а в 1908-м – военное училище. Служил во Всевеликом Войске Донском. Участвовал в Первой мировой войне в звании войскового старшины, что соответствовало чину подполковника. В марте-апреле 1918 года командовал батальоном 1-го Кубанского стрелкового полка. 4 августа 1918 года получил полковничьи погоны, а 6 октября 1918-го осознанно примкнул к Белому движению.

В 33 года Постовский стал самым молодым генералом-участником Белого движения. «Прост, честен, смел и беспощаден», – так характеризовал его главнокомандующий Антон Иванович Деникин.

В боевой обстановке он исходил из практической пользы, что порой раздражало аристократов и даже нашло отражение в мемуарах. Ольга Алмазова, жена белогвардейского генерала, вспоминала:

«В Касторной я познакомилась с бородатым генералом Постовским, который одевался в солдатскую шинель. На погонах у него химическим карандашом было выведено несколько «зигзагов», что означало его звание генерала. «Генеральский» мундир поразил меня.

– Вы удивлены, как я одет? – спросил генерал, когда мы с Новиковым подскакали к нему.

– Во-первых, – объяснил Постовский, – чтобы было тепло, во-вторых, чтобы красные не узнали, что я генерал. Маскировка… Сколько ещё случайных людей нам предстояло встретить на войне».

Рвался на родину

Весной 1920 года в стане белых усилились политические противоречия. Деникин, к которому был близок Постовский, сдал командование самоуверенному и амбициозному барону Петру Николаевичу Врангелю и покинул Россию. При новом главнокомандующем Владимиру Постовскому должности не нашлось, и 28 апреля 1920 года он вышел в отставку и эмигрировал в Константинополь, затем перебрался вместе с семьёй во Францию.

Владимир Иванович не разделял идей реванша, носившихся в иных горячих головах, он входил в Республиканское демократическое объединение, которое отвергало саму идею возрождения монархии и среди части эмигрантов считалось чуть ли не «большевистским». Позже, на допросе в 1951 году, Владимир Иванович говорил: «Мы не признавали советскую власть, но пытались разобраться в ней. Понять, как она развивается, не сулит ли это развитие возможности когда-нибудь вернуться на родину».

Заботясь о содержании семьи, он не брезговал «негенеральской» работой: крутил «баранку», с конца 1920-х до начала 1940-х годов служил в Ницце шофёром у молодого американца Кирби.

Подобно своему бывшему командующему Деникину, в годы Великой Отечественной войны Владимир Иванович проявил себя как истинный патриот, радуясь победам Красной армии над фашистами и оказывая посильную помощь своей родине. После Победы на патриотическом подъёме он принял советское гражданство и призывал «русских французов» к возвращению в Советский Союз. Это вызывало недовольство французских властей, и в 1947 году экс-генерал с группой единомышленников был выдворен в СССР.

Верховный суд СССР явил чудо

Но желанная родина встретила реэмигранта неласково. Жить в столицах и крупных городах ему запретили. Для поселения Владимир Иванович выбрал Ульяновск, где служил в молодости. Обещанного жилья не дали, и семья генерала, он сам и жена Мария Васильевна (приехавшая к нему в 1948 году), снимали квартиру в частном доме в районе нынешнего торгово-развлекательного комплекса «Спартак». Другая реэмигрантка, Нина Александровна Кривошеина, вспоминала: «За первый год жизни в Ульяновске у нас наладились неплохие отношения с Марией Васильевной Постовской и её мужем... На стене в их комнате висели его казацкая нагайка и кубанка; жена, изящная, красивая женщина, умела из любой пёстрой тряпки скрутить прелестный тюрбан. Эта пара всем в Ульяновске нравилась, и у них довольно быстро появились местные знакомые, даже «на верхах».

Многие старожилы вспоминали, что супруга Постовского пользовалась повышенным вниманием у жён партийной и советской элиты. Ей заказывали наряды по последнему слову французской моды. Так Мария Васильевна, имевшая прекрасный вкус и золотые руки, стала неожиданно востребованной персоной.

Причём Владимир Иванович не делал тайны из своего прошлого и всегда уважительно отзывался о Деникине, что, конечно, не всем нравилось.

7 августа 1951 года за Постовским пришли...

Первый допрос длился без малого половину суток. Он провёл в заключении долгих десять месяцев и был приговорён к десяти годам лишения свободы. Однако Верховный суд СССР, рассмотрев дело, проявил редкую для тех лет гуманность и отменил ульяновский приговор. А с наступлением «Оттепели», уже в 1958 году Постовского полностью реабилитировали (правда, посмертно).

Теперь с «красными партизанами»

В Ульяновске Владимир Иванович устроился учётчиком в инвалидную артель «Красный партизан», учреждённую в 1930-е годы специально для трудоустройства участников Гражданской войны. Отставные «красные партизаны» с сомнением поглядывали на «белоказака», такого же невысокого, худощавого седого старичка. Но работал Владимир Иванович исправно, ежедневно пешком ковылял на службу, на улицу Федерации, 13 (дом сохранился), и очень уставал – у генерала болело сердце.

24 ноября 1957 года он умер от продолжительной болезни сердца в областной больнице. «Я хочу лежать в родной земле», – объяснял он ульяновским знакомым главную причину, побудившую его к возвращению в СССР из парижского благополучия.

Вскоре после смерти мужа Мария Васильевна выехала на постоянное место жительство в Бельгию к дочери Тамаре Владимировне. Могила экс-генерала со временем потерялась. Шансов найти её было немного. В кладбищенской книге учёта захоронений фамилия была записана с ошибкой: «Поставский».

Могила генерала
Могила генерала Фото: Из личного архива

– Место захоронения было указано скупо: 1-я аллея, 3-й квартал. По современному делению кладбища это 9-й квартал, местами непроходимый из-за зарослей американского клёна, – вспоминает Антон Шабалкин. – Пришлось подобно челноку ткацкого станка проходить ряд за рядом, раздвигая ветви и траву, вглядываясь в потускневшие надписи. Несколько дней после работы примерно по часу-полтора длилась эта «поисковая операция». Наконец, на третий день, уже ближе к концу квартала, когда надежда найти заметно ослабла, труды увенчались успехом.

На могиле был установлен крест, который время не пощадило, изъев ржавчиной. К счастью, табличка из нержавейки оказалась более долговечной…

В 2013 году Олег Олегович Розов, много лет занимающийся историей Белого движения, прикрепил к кресту табличку с фото Постовского 1918 года.

Важно помнить

Михаил Клепов
Михаил Клепов Фото: Из личного архива

 

Автор книги «Офицеры-георгиевские кавалеры Первой мировой войны» Михаил Клепов:

– Я занимаюсь поиском и по мере сил восстановлением мест последней обители наших офицеров-героев, кавалеров ордена Святого Георгия и Георгиевского оружия. У себя, в Тульской области, я уже отыскал и полностью восстановил на свои средства 10 могил героев. Также удалось связаться с хорошими, небезразличными людьми со всего мира и многих городов России, где ещё сохранились места  последнего следа в жизни наших героев. Почти везде, к кому бы я ни обращался, получаю поддержку и понимание. Например, когда я был в Греции, на русском кладбище в Пирее (Афины), то обнаружил там невероятное, просто жуткое состояние могил десяти георгиевских кавалеров. Обратился в Русский дом в Греции и в посольство РФ. И средства на восстановление захоронений нашлись. То же самое удалось сделать в Чили на русском кладбище. Верю, что найдутся и в Ульяновске люди, для которых это станет делом чести и совести. Я в свою очередь тоже готов помочь своими, пусть и скудными, средствами на установку достойного памятника на могиле, пока единственного (!) известного офицера – георгиевского кавалера в Ульяновске, могила которого пока цела.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Как решить проблему парковок на газонах и детских площадках?

Самое интересное в регионах