aif.ru counter
Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 1 232

Режут койки. Как медицину в Ульяновской области финансово оздоравливают

Чиновники могут обосновать любую оптимизацию. Но даже при видимой готовности спикеров ответить на все вопросы по поводу закрытия урологического отделения госпиталя, многие так и остались без внятного ответа.

Больна система здравоохранения, но виноваты всегда во всём врачи, страдают же пациенты. Вот такой треугольник.
Больна система здравоохранения, но виноваты всегда во всём врачи, страдают же пациенты. Вот такой треугольник. © / Александр Фирсов / АиФ

Ульяновское здравоохранение завершило минувший год с долгом в 2 млрд. рублей, но сейчас приняты все меры, чтобы исправить ситуацию, заявил глава региона. Как это происходит?

Скандал вокруг закрытия урологического отделения в госпитале ветеранов войн оказался всего лишь вершиной айсберга. Как выяснилось в ходе разбирательства, практически во всех райбольницах сокращают койки или даже отделения разного профиля. Просто там оптимизация не вызывает такого резонанса.

Неэффективные?

Официально о закрытии урологического отделения в госпитале ветеранов войн сообщили на пресс-конференции 16 января как о свершившемся факте. Вероятно, не было бы и этого, если бы не протестные письма пациентов госпиталя в федеральные Минздрав и ОНФ.

Пятнадцать из тридцати урологических коек уже переведены в отделение хирургии. Десять откроют в режиме дневного стационара. Официальная причина – неэффективное использование коечного фонда.

 

– Существуют федеральные нормативы, которых мы обязаны придерживаться. Мы проанализировали работу коек урологического профиля, в том числе в госпитале, и выяснили, что они работают с недостаточной нагрузкой, – объявила позицию регионального Минздрава замминистра Инна Чигирёва.

 

Начальник госпиталя Эльмира Каримова конкретизировала эту информацию:

– Постоянно загружено было только 16-20 коек, 10-14 – пустовали. 

 

 

Своих коллег поддерживает председатель Медицинской палаты Ульяновской области Виктор Корнев:

– Оперативная активность этого отделения – всего 22% (Количество больных, которым проведены хирургические манипуляции – Ред.). Непрофильные больные – основная масса. Операции в основном на нижних отделах мочеполовой сферы. То есть это предстательная железа, и всё.

Всё обоснуем

На своей большой пресс-конференции, которая состоялась 12 января, губернатор Сергей Морозов сказал, что «недофинансирование отрасли по итогам 2018 года составило около 2 млрд рублей с учётом неэффективности расходов».

Известно, что счета большинства райбольниц под арестом, и сейчас курс взят на оздоровление отрасли. На пресс-конференции по поводу закрытия урологического отделения прозвучала информация о сокращении хирургических коек в Базарносызганской больнице, неврологических – в ЦРБ Старой Кулатки…

– Сокращение коек идёт практически по всем районным больницам, но там другая ситуация. Если необходимо, давайте организуем отдельный брифинг по оптимизации учреждений здравоохранения, – сказала Инна Чигирёва.

Но по большому счёту эта тема уже осталась за рамками публичного обсуждения: процесс идёт. Как он скажется на населении, – время покажет. Ясно, что чиновники могут обосновать любую оптимизацию. Даже при видимой готовности спикеров ответить на все вопросы по поводу закрытия урологического отделения госпиталя, многие так и остались без внятного ответа.

Первое: всё, что касается федеральных стандартов, которые диктуют сокращение коек, – тёмный лес. Неслучайно на пресс-конференции не было названо ни одной цифры, спикеры их даже не помнили. Второе – непонятно, почему судьба урологического отделения напрямую зависит от того, сколько там делают операций, если многие болезни этого профиля лечатся консервативно. Третье: с трудом, но всё-таки выяснилось, что реорганизация урологии позволит госпиталю за год сэкономить 9,5 млн рублей. Непонятно, за счёт чего, если весь персонал остаётся на месте. И стоит ли оно того?

Из этого вопроса вытекает главный: почему урологическое отделение госпиталя пустует, если пациенты этого медучреждения – мужчины в возрасте от 45 лет и старше (более 13 тыс. участников боевых действий плюс участники Великой Отечественной войны), а, по данным Минздрава РФ, проблемы аденомы предстательной железы выявляются у 60 – 70 % мужчин старше 50 лет. В чём тут дело? Не даёт должного эффекта диспансеризация, первичное звено плохо работает? Ещё что-то? На эти вопросы пока нет ответа, но есть жёсткая статистика: по информации главного врача областного клинического онкологического диспансера Валерия Базюка, рак предстательной железы по распространённости уже вышел на вторую позицию.

И снова оптимизация

В этом году исполнится десять лет с тех пор, как в наше здравоохранение прочно внедрилось слово «оптимизация». В 2009 году началось массовое сокращение сельских больниц, параллельно шло усиление центральных районных. По нацпроекту они получали современное диагностическое оборудование, о котором только мечтали в клиниках областного центра. Начиная с 2015-го, из районов области начали поступать сигналы SOS: в больницах ничего нет, приходится покупать всё – лекарства, расходные материалы… В 2018 году эта ситуация прорвалась наружу, стало известно, что большинство ЦРБ – банкроты, у них арестованы счета. Оптимизация продолжается.

Предлагаем нашим читателям вместе оценить последствия так называемой оптимизации. Если у вас или у ваших близких в последнее время были проблемы с госпитализацией в стационар, звоните и пишите нам. Будем вместе рассказывать об этом чиновникам, которые уверены, что в наших больницах есть лишние койки.

Телефон редакции «АиФ»: 42-25-65, электронный адрес: aif@mosaica.ru, почтовый адрес: ул. Карла Маркса, 41.

Николай Лазарев, заместитель председателя общественного совета госпиталя ветеранов войн:

«Ветераны-«афганцы» против закрытия урологического отделения. Но нас убедили, что мест свободных много и никто не останется без помощи. И нам сейчас важно донести до ветеранов боевых действий информацию, чтобы они обращались к врачам, в госпиталь и получали медицинскую помощь, на которую имеют право».

Дина Огрызкова, дочь пациента госпиталя ветеранов войн:

«За последние годы папа семь раз лежал в отделении урологии. Я не видела там пустующих коек. И я очень боюсь, что в результате этой реорганизации из госпиталя уйдут хорошие врачи. В частных клиниках их с радостью примут. Только лечиться у них после этого придется за немалые деньги».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (1)
  1. Светлана Майорова[vkontakte]
    |
    00:01
    29.01.2019
    0
    +
    -
    Я просто в шоке от такого решения! Как же так можно? Такое наплевательское отношение к отделению. Куда пойдут наши ветераны? Никогда отделение не было заполнено не полностью. Очень квалифицированные врачи. Я считаю, что нужного уровня здравоохранения в городе нет. И вместо того,чтобы его поднять до нужного уровня,наоборот еще больше его разваливают.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Что вас больше всего раздражает в ульяновских маршрутках?

Самое интересное в регионах
Роскачество