Татьяна ЗАХАРЫЧЕВА 0 102

Какие плоды пожнём на ульяновских полигонах? Круглый стол

Мусорная отрасль возвращается к старому, но на новом витке.

Увеличение переработки мусора снижает объёмы захоронений.
Увеличение переработки мусора снижает объёмы захоронений. © / Из архива ООО "Центр экологических технологий"

15 марта редакция «АиФ» провела круглый стол «Новое об обращении с твёрдыми коммунальными отходами. Планы и реальность». Представители власти и бизнеса говорили о том, чего ждать населению и от населения.

Круглый стол «Новое об обращении с твёрдыми коммунальными отходами. Планы и реальность». 15 марта 2017 г.
Круглый стол «Новое об обращении с твёрдыми коммунальными отходами. Планы и реальность». 15 марта 2017 г. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

Мероприятие прошло в рамках проекта издательского дома «АиФ» «Экология России», цель которого – оценить, какой практический эффект даст насыщенная программа Года экологии.

Частников достанут

Как меняется ситуация в сфере сбора, вывоза и утилизации твёрдых коммунальных отходов?

Геннадий АнтонцевГеннадий Антонцев, председатель комитета ЗСО по жилищной политике, жилищно-коммунальному хозяйству и энергетике:

– Меняется правовое поле, в котором эта работа организована. Законодатели внесли существенные изменения в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» и определили новые правила игры для всех участников рынка. Главное требование закона – снизить объём отходов, которые подлежат захоронению, продвигать более цивилизованную переработку. Для этого вся территория региона поделена на четыре зоны, на каждой из которой будет работать свой региональный оператор, который отвечает за сбор, транспортирование, обработку, утилизацию, обезвреживание и захоронение ТКО. Жители многоквартирных домов главную перемену пока увидят в том, что с них плату будут брать не с квадратного метра, а с человека.

Александр КаплинАлександр Каплин, руководитель Управления Росприроднадзора по Ульяновской области:

– Появилась надежда решить со временем проблему несанкционированных свалок. Если раньше жителей частного сектора, которые их по большей части и устраивают, было сложно убедить заключать договоры на вывоз и утилизацию твёрдых коммунальных отходов, а в сельских районах – вообще невозможно, то теперь они будут обязаны заключить договор и заплатить за услугу. А значит, не будет смысла вывозить свой мусор и выкидывать где-то по дороге. Это предотвращает появление несанкционированных свалок в будущем. Но не решает проблему существующих свалок. Их ликвидация будет происходить значительно медленнее, чем мы на это рассчитываем.

Кто заплатит?

Кардинальные перемены в отрасли предполагают вложение средств. Кто будет главным инвестором – бизнес или население за счёт роста платы за услугу?

Александр Каплин:

– С этого года вводится экологический сбор. Его платят производители товаров, подлежащих утилизации после утраты потребительских свойств. Есть несколько механизмов реализации экологического сбора. Первый – предприятия платят в федеральный бюджет экологический сбор за свою тару. А федеральный бюджет использует эти деньги для реализации экологических программ.

Другой вариант – когда бизнес объединяется в ассоциации и напрямую заключает договоры с организациями, которые оказывают услуги по утилизации.

Данила УрдинДанила Урдин, директор департамента природопользования и охраны окружающей среды регионального Минприроды:

– В 2018 году 6 млрд. рублей экологического сбора распределят между 27 субъектами Российской Федерации, которые разработали территориальную схему зонирования в установленный законом срок. В их число вошла Ульяновская область. Эти деньги пойдут на развитие отрасли. На эти средства мы можем организовать раздельный сбор коммунальных отходов. Сейчас население эту услугу не оплачивает. А в федеральных правилах как обязательное условие прописан раздельный сбор ртутьсодержащих отходов, лампочек первого класса опасности, батареек, электронного оборудования. Таким образом, на стадии выбора регионального оператора и формирования цены за услугу потребность в средствах на контейнерный парк можно будет реализовать не через инвестиции населения, а через региональную программу.

Геннадий Антонцев:

– С достаточной долей вероятности можно предположить, что цена вырастет. Хотя бы потому, что в этом бизнесе невозможно участвовать компаниям, которые работают на упрощенной системе налогообложения.

Только один переход на НДС приведёт к удорожанию услуги. У людей закономерно возникнет вопрос: «Почему так дорого? Почему то же самое ведро мусора мы будем выносить на ту же площадку, но за другие деньги?».

Ромуалдас ЯнушкявичюсРомуалдас Янушкявичюс, директор по развитию ООО «Центр экологических технологий»:

– В рамках действующего законодательства появляется новая структура – региональный оператор, перед которым государство ставит целевые показатели по снижению захоронения отходов и достижению процента выборки вторичного сырья. И для их реализации он будет использовать разные методы – от строительства мусороперерабатывающих заводов до организации раздельного сбора мусора там, где это экономически целесообразно.

Цель – минимизировать захоронение отходов, которые могут быть включены во вторичный оборот. Масса вторичного сырья в общем объёме отходов небольшая – процентов 20-30, в то время как инфраструктура сбора вторсырья – контейнеры, вывоз и прочее – стоит денег, да и не все готовы к раздельному сбору. Поэтому эффективнее сортировать отходы на специализированных заводах. Давайте прикинем, намного ли вырастет тариф в связи с включением услуги по сортировке мусора?

Возьмем примерный норматив – 3 кубических метра на человека в год. Обработка отходов условно будет стоить 50 рублей с кубометра. Это 150 рублей в год или чуть больше 12 рублей с человека в месяц. По новому законодательству платят люди, которые образуют отходы, а не «квадратные метры». А единый тариф устанавливает не бизнес, а регулирующие органы.

Данила Урдин:

– С департаментом по ценам и тарифам мы просчитывали стоимость услуги для населения. Не будет она стоить дороже. Пока за сбор и вывоз ТБО платят в основном жители МКД. Деньги, которые сейчас не платят, но будут платить частные подворья, – это ресурс для роста. Кроме того, мы уже, по сути, оплачиваем экологический сбор. Эти деньги заложены в цену товара. Если ты выпил бутылку воды и вернул ее в автомат по сбору тары, то тебе вернут деньги. Так на западе, но и мы к этому идем, формы реализации могут быть разные.

Уже сейчас фирмы, которые занимаются переработкой вторичного сырья – пластика, макулатуры, – готовы заключать с ТОСами соглашения, в рамках которых за плату забирают с этой территории конкретное количество килограммов отсортированного сырья. То есть управляющая компания, которая готова организовать процесс, уже сегодня может на этом зарабатывать.

На четыре ведра

Мы на пороге очередной реформы, в которой участвуют все – государство, бизнес, население. Как показать собственнику выгоду, которую он получает от всего этого?

Владимир ЛиканинВладимир Ликанин, генеральный директор предприятия «ЭКОВОЛГА»:

– Наверное, реформу надо было начинать именно с образователя отходов – с семьи или человека, который проживает один. Раздельный сбор мусора начинается здесь. Тут же возникнет вопрос: как сортировать мусор дома. Кому нужны, скажем, три мусорных ведра дома? Одно – для пищевых отходов, другое – для бумаги, третье – для остального. Если оператор предлагает управляющей компании гибкую оплату: за рассортированный мусор – меньше, за не рассортированный – больше, и это найдёт отражение платёжном документе жителя (в прошлом месяце он заплатил за услугу 400 рублей, а в этом – 100), то у жителя появляется реальный стимул сортировать свои коммунальные отходы. Каждая семья должна увидеть смысл раздельного сбора отходов в конкретных цифрах, а не в программах и лозунгах. Лозунгами мы все перекормлены, они не работают.

Наша проблема ещё в том, что в обществе нет критики нецивилизованного отношения к собственным отходам и нет воспитания ответственного поведения по отношению к окружающей среде. Вполне благополучные, хорошо одетые люди на глазах у детей выбрасывают мусор, не донося до контейнера. Я считаю, что и в детском саду, и в школе, и даже в средних и высших учебных заведениях надо вести просветительскую и воспитательную работу по этому направлению.

Александр КузьминАлександр Кузьмин, заместитель директора по развитию ООО «СимбирскВторРесурс»:

– У себя в офисе мы давно сортируем мусор – отдельно складываем бумагу, отдельно – другие отходы. Макулатуру у нас забирает специализированное предприятие. Если люди будут знать, куда можно сдать сырьё, чтобы уменьшить объём платно вывозимых отходов и ещё получить за это деньги или хотя бы не платить за вывоз, будет интерес сортировать и сдавать. Двадцать лет назад заброшенные поля Ульяновской области были завалены металлоломом – сеялками, боронами. По производству тракторов мы занимали первое место в мире. Сейчас в поле не найдёшь ржавого гвоздя. Пункты приёма металлолома на каждом шагу. В Китае вдоль дорог полкилометра стоят пункты сбора пластика, канистр, покрышек… Всё перерабатывается.

Я за то, чтобы появлялось больше предприятий по сбору и вторичной переработке отходов. Чтобы в Техническом университете открылся факультет «Производство изделий из пластмасс», так как отходы пластика представляют основную проблему. Чтобы открытие малых предприятий по сбору и переработке вторичного сырья активно поддерживалось органами власти.

Лилия ФедосковаЛилия Федоскова, начальник отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора  по Ульяновской области:

– За год в Управление Роспотребнадзора по Ульяновской области поступает порядка двухсот обращений по проблемам несанкционированных свалок, захламления территорий населённых мест, несвоевременного вывоза отходов. Больше половины из них – от жителей сельских населенных пунктов. На сегодняшний день в сельских муниципальных образованиях практически отсутствует система сбора и вывоза коммунальных бытовых отходов – не только твёрдых, но и жидких. Жилой сектор в сельской местности в основном не канализован. При проведении контрольно-надзорных мероприятий и административных расследований мы видим складирование мусора на территориях поселений, в оврагах, в садоводческих товариществах, в карьерах. Это происходит не только от того, что у населения низкая культура, а прежде всего из-за того, что органы местного самоуправления не создали систему сбора отходов. Если бы было определено место, куда человек может складировать мусор, возможно, он бы и платил. Но ведь этого действительно нет. Поэтому в селе мусор утилизируют, где придется, а из близлежащих населенных пунктов везут в Ульяновск, в контейнеры на въезде в город.

Что получим на финише?

Когда всё заработает, что получит население, какие перемены оно должно почувствовать?

Геннадий Антонцев:

– Очень опасаюсь, что услуга станет дороже. Наш комитет настаивал на чётком расчете норматива потребления, тарифа, чтобы всё это было в рамках закона, но не привело к удорожанию. Сегодня стоимость услуг растёт постоянно при замороженных доходах населения.

Владимир Ликанин:

– Не берусь прогнозировать, что в итоге получится. Но как гражданин я хотел бы увидеть новую философию отношения к отходам в целом. Необходим более грамотный подход к проблеме и её информационное освещение. Часто мы как простые обыватели не знаем, что такое отходы, какие они бывают, что с ними происходит. Каждый гражданин должен понять, какой вред он может нанести окружающей среде своим неразумным или легкомысленным отношением к отходам.

Александр Кузьмин:

– Если люди будут понимать, что отходы могут быть еще и ценным ресурсом, то наши дворы, улицы, леса будут гораздо чище, а страна богаче.

Ромуалдас Янушкявичюс:

– Нужно создавать новую философию отношения к отходам, осознать смысл перемен. Я давно занимаюсь мусороперерабатывающими заводами, знаю, с какой скоростью образуется вторичное сырье в разном жилом фонде, и могу сказать, что семья из трёх человек за год образует такое количество бумаги, что если отдать её на переработку, то это равнозначно сохранению одного дерева. Население Ульяновска – около семисот тысяч человек. Если разделить на три – ту самую семью из трех человек, то получится более двухсот тысяч деревьев. Мы за год не сажаем столько деревьев. Но благодаря изменению отрасли, строительству ресурсосберегающих заводов, мы можем их охранить. Вот в этом и есть главный смысл.

Александр Каплин:

– Большая проблема – несанкционированные свалки. Ответственных лиц, которые с ней работают, очень много, но каждый отвечает в какой-то части. А вот за то, чтобы свалку ликвидировали и она больше никогда не появлялась, и спросить не с кого. Надеюсь, что новая система позволит спрашивать с конкретного лица – регионального оператора. Есть ещё одна не менее важная задача – вовлечение во вторичный оборот ресурсов и снижение затрат, которые мы несем на утилизацию и на потребление ресурсов.

Лилия Федоскова:

– Я считаю, что перемены должны привести к улучшению санитарного состояния населенных пунктов и что все жители России – и сельской, и городской местности – должны находиться в равном положении. У всех должна быть возможность цивилизованного обращения со своими отходами и нормальная система сбора мусора.

Данила Урдин:

– В Советском Союзе был единый оператор по обращению всего, и было чисто. Сейчас мы к этому возвращаемся. Мы стремимся к лучшему – к разумному использованию природных ресурсов. Это основная цель всех перемен.

Цифры и факты
На территории региона 535 несанкционированных свалок. Региональные операторы, которых выберут через конкурс уже в апреле-мае этого года, за них ответственности не несут. Они будут отвечать только за вновь созданные свалки. А существующие придётся разгребать за счёт бюджетных средств.
Вы готовы к раздельному сбору коммунальных отходов?
  • Мне не интересна эта тема в принципе.
    5%
  • Да, считаю, что должны быть разные контейнеры для разных отходов.
    52%
  • Надо организовать отдельный и доступный сбор ртутьсодержащих приборов, батареек, электронного и прочего небезопасного утиля. Остальное оставить, как есть.
    13%
  • Ничего такого у нас не будет. У нас народ мусорные пакеты из окон выбрасывает.
    31%
Всего: 396

А как у них?

Наталия ДаммерНаша землячка Наталия Даммер, которая сейчас живёт в Лейпциге, откликнулась на опрос, который провёл «АиФ»:

- У нас рядом с домом стоит четыре контейнера: для пластика, для бумаги, для общего мусора и для пищевых отходов. Для нескольких улиц ставят три контейнера для стекла - для белого, зелёного и коричневого. Батарейки можно выкинуть в контейнеры, которые для этого случая стоят в продуктовых магазинах. Насчёт электроприборов и мебели – это уже совсем другая история. Ну а урны для мусора вообще на каждом шагу. Поэтому и не бросают мусор где попало. Россияне, может, и готовы к раздельному сбору отходов, только кто ж столько денег на это выделит?

Примерно так выглядят мусорные контейнеры в европейских странах. А нам слабо?
Примерно так выглядят мусорные контейнеры в европейских странах. А нам слабо? Фото: Пресс-служба ВлГУ

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Возмущают ли вас высокие доходы чиновников и депутатов?