Владимир ТОЛСТОЙ 0 103

Кирилл Штемпель: «Невозможность подойти творчески – не более, чем нытьё»

Кирилл Штемпель в Ульяновске известен как архитектор, который, кстати, недавно оказался в числе победителей конкурса лучших проектов по развитию комплекса «Екатеринбург-Сити». Однако, как выяснилось, архитектура – не единственное его призвание.

Фото Владимира Толстого
Фото Владимира Толстого © / АиФ

Кирилл Штемпель в Ульяновске известен как архитектор, который, кстати, недавно оказался в числе победителей конкурса лучших проектов по развитию комплекса «Екатеринбург-Сити». Однако, как выяснилось, архитектура – не единственное его призвание. 29 марта в музее «Архитектура эпохи модерна в Симбирске» открылась выставка его рисунков пером – «Лица». И стоит признать, что если эти лица увидишь, то мимо точно не пройдёшь…

Не шарж, а гротеск

- Кирилл, как проснулась страсть к рисованию?

- Рисовал всегда и везде. Даже школьные тетради были наполовину заполнены рисунками. Но мысль организовать выставку возникла спонтанно. Как-то пересмотрел всё, что накопилось за годы и захотелось поделиться с миром своими мыслями, показать ему, каким я его вижу. Все эти работы – о том, что меня волнует. Они реалистичны, в чём-то даже гиперреалистичны, но, при этом не стоит искать тут конкретных людей и иллюстрации известных событий, считаю, что портретное сходство и персоналии– это формальная сторона дела. Изображены, скорее, не конкретные люди, а настроения, эмоции и сюжеты их жизни, которые меня чем-то зацепили.

- Почему многие рисунки имеют политический окрас?

- Работы собраны, в основном, за последние лет десять, а за это время мои интересы менялись, и это всегда отражалось на выборе тем. В конце прошлого и начале нынешнего века был период, когда меня интересовала только политика. Сейчас рисунков на политические темы становится всё меньше и меньше. Сейчас мне больше интересен простой человек. Хотя, например, меня до сих пор сильно волнует роль Сталина в истории страны и феномен его личности. Сама страна ведь его и породила. Как это произошло? В чём причина его появления? Случайностей в истории не бывает, там абсолютно всё играет свою роль, и каждая личность имеет своё предназначение. Кроме того, Сталин интересен мне с точки зрения пластики лица, которая раскрывает и эмоции, и характер, и саму суть человека, и даже его судьбу. Это особый язык, который передаёт информацию о человеке так, что и слова не нужны.

работы Штемпеля
Гиперреализм Кирилла Штемпеля. Фото Владимира Толстого

- Первое слово, которое приходит на ум, если посмотреть на эти рисунки – «шарж»…

- Не думаю, что понятия «шарж» или «карикатура» отражают суть того, что я делаю. Здесь больше подходит слово «гротеск». У каждого человека есть наиболее хара́ктерные, наиболее говорящие черты лица, то, что первое бросается в глаза и остаётся в памяти, как правило, это и есть самая ёмкая характеристика человека. На этом я и делаю особый акцент. Всех нас окружает один и тот же мир, но каждый воспринимает его по-своему. Я и рисую так, как вижу.

Досье
Кирилл Штемпель, родился в Ульяновске в 1984 году, учился в художественной школе, училище культуры, архитектурный факультет УлГТУ. В настоящее время - главный архитектор архитектурной компании.

- Всякое лицо имеет потенциал для гротеска? 

- Каждое. В разной степени, конечно. Другой вопрос – насколько лицо может быть интересно художнику. Порой лицо обычного человека, даже совершенно незнакомого, может показаться куда более интересным, чем физиономия некой знаменитости или даже исторического деятеля. Как-то, например, мы были в Карелии на сплаве по реке По́ньгома, и в конце маршрута была одноимённая деревенька. Удивительное место и удивительные люди, у них другая система ценностей, они зависят приливов и отливов Белого моря, урожая ягод, светового дня и нереста лососевых рыб. И вот, результатом пятиминутного общения с местными жителями стало несколько картинок.

Лица деревни По́ньгома.
Лица деревни По́ньгома. Фото Владимира Толстого

Теряем облик города

- А в архитектуре сейчас есть место творчеству? 

- Конечно, свобода творчества архитектора очень сильно скованна техническим заданием и оглядкой на то, во что обойдётся строительство. Но в то же время постоянно проводятся архитектурные конкурсы, где можно дать свободу фантазии. В повседневной работе, реализовывать всё это сложнее. Заказчик готов платить только за то, что может принести прибыль.  Архитекторы во многом сами виноваты. Зачастую мы не утруждаем себя разъяснением своих идей. «Я архитектор, я так решил и всё!». Заказчик этого не понимает и не знает, зачем ему это реализовывать. Отсюда и результат. Российским архитекторам надо бороться с манией величия.  Вообще, любые утверждения, что невозможно к чему-либо подойти творчески – не более, чем нытьё. И это касается абсолютно любой профессии.

- У каждого города должны быть архитектурные черты, которые делают его узнаваемым.  Есть ли такие черты у Ульяновска?

- Они безусловно есть, но, к сожалению, мы постепенно их теряем. Прежде всего, я считаю, это музей-заповедник «Родина Ленина» - большой архитектурный массив в центре города, где сохранился дух XIX века. Здесь совершенно особая атмосфера. И конечно Свияга! Её значение, к сожалению, до сих пор недооценено для архитектурного облика нашего города. Для меня символ города – три острова на Свияге, которые были видны с моста на улице Минаева. Недавняя засыпка и планируемая высокоплотная застройка прямо на берегу, на мой взгляд, это место чудовищно портит. В тоже время, извилистая река, протекающая через весь город дорогого стоит! Таким уголком природы в самом центре похвастаться могут немногие города.  Все архитекторы это понимают, но Свияга продолжает погибать.  Основная проблема связана с градостроительной политикой, а точнее с её полным отсутствием. Нет общей стратегии развития Ульяновска.

Любимые персонажи.
Любимые персонажи. Фото Владимира Толстого

- Но ведь не так давно была помпезная презентация генерального плана…

- Реально никакого генплана не существует. Тот вариант, который был одобрен десять лет назад, очень далёк от реальности. Новый вариант разрабатывается уже года четыре, и его никак не могут принять, не смотря на многочисленные общественные слушания. Простой пример: по прежнему генплану не предусматривалось застройки на Нижней Террасе из-за близости арсенала. Сейчас его нет, а требование осталось. И подобных примеров множество. Генплан не нужен городским властям. Но дело даже не в нём. У власти нет понимания идентичности города. Что такое Ульяновск? Что в нём ценного? Чем он отличается от других городов и зачем он вообще нужен?  А у архитекторов другая проблема – каждый варится «в собственном соку», все всё понимают, но каждый решает свои локальные проблемы, борется за своего заказчика и не особо желает высказывать внятную профессиональную позицию по отношению к городским проблемам. Конечно, некоторые высказывают своё частное мнение, но это эффекта не даёт, а как-то консолидироваться, выступить профессиональным сообществом и довести дело до конца не получается. Справедливости ради стоит заметить, что подобная ситуация характерна не только для Ульяновска, но и для большинства городов России.  Принцип один: везде, где есть место, втыкают 24-этажные высотки. Я полтора года проработал в мэрии и слышал много разговоров о градостроительной политике, но регулярно появляются застройщики, ради которого можно отступить от заявленных принципов. Но закон – это уже не закон, если он допускает постоянные исключения.

Права ли общественность?

- Общественность часто выступает против различных строительных проектов. Всегда ли общественность права?

- У нас в городе есть яркий, показательный пример - общественность, которая активно защищает зелёные насаждения. Я для себя их назвал «зелёные тётушки». Они впервые громко заявили о себе, протестуя против реконструкции сквера Гончарова в 2010 году. В истории города навсегда останется их выступление против строительства отеля «Мариотт». И с их позицией по этим двум эпизодам я полностью согласен. Но потом они же не дали реализовать все архитектурные идеи, заложенные в первоначальный вариант сквера «Возрождение духовности». Вообще-то вся территория от Спасо-Вознесенского собора до Свияги нуждается в серьёзной реконструкции. Там можно и нужно сделать прекрасную прогулочную зону, но они готовы выставить посты возле каждого куста, лишь бы ничего не трогали. Так что, в любой общественной активности должна быть логика и чувство меры. Но появление «зелёных тётушек» там, где ни власть, ни архитекторы не могут высказать чёткой позиции, вполне закономерна.

- Вернёмся к выставке. Её цель только в том, чтобы привлечь внимание людей к своему творчеству?

- Я давно вынашиваю идею, чтобы в Ульяновске возник настоящий союз творческих людей. Есть у нас Союз художников, писателей и даже архитекторов. И везде ситуация довольно грустная… Все профессиональные творческие союзы на мой взгляд себя давно изжили и уже не выполняют той функции ради которой они создавались, и мне хочется, чтобы возник союз, где нет формальностей, нет правления, бухгалтерии, отчётности, членских билетов и взносов. Суть в одном: чтобы творческие люди знали друг друга и проявляли интерес к тому, кто, чем занимается и, в идеале, действовали бы сообща.  Искусство – это мощный инструмент воздействия на сознание людей, а большинство наших городских проблем произрастает от бескультурья. Писатели, поэты, художники, музыканты должны друг друга знать, проводить какие-то совместные культурные мероприятия. Художественную выставку можно совмещать с концертом, презентацией книги или чем-то ещё. На открытие своей выставки я пригласил немало людей, которые тоже занимаются творчеством, но я их почти не знаю. И это хороший повод познакомится поближе.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

По чьей вине наши парковые зоны завалены мусором?

Самое интересное в регионах