0 77

Обзор 56-го международного фестиваля «Мир, эпоха, имена» в Ульяновске

«Белые розы» исполнялись как итальянское бельканто

Сергей Семыгин / АиФ

На сей раз фестиваль растянулся почти на полтора месяца. А впечатлений осталось на целый год - до следующего 57-го фестиваля. Это не означало, что концерты проходили каждый день, поэтому, когда со сцены говорили «Сегодня 39-й день фестиваля», это звучало слегка нелепо. Получается, уже сегодня ульяновский фест претендует на звание самого долгого в мире – с учётом пауз?

В отличие от предыдущих музыкальных фестивалей, 56-й международный фестиваль не был ни к чему искусственно приурочен. Он был «приурочен» к музыке как таковой, и это правильно. Вместо того чтобы притягивать фестиваль к посторонним именам или датам, организаторы придумали ёмкий слоган: «Главное музыкальное событие области».

И не поспоришь: каждый год фестиваль на пару-тройку недель резко повышает концентрацию музыкальных событий.

Зритель как камертон

Звукорежиссёрам на этот раз, кажется, в целом удалось преодолеть нерешаемую проблему, которую представляет собой БЗЛМ как акустическое помещение. Сложные концерты, где были задействованы оркестр, капелла и солисты («Пиковая дама», «NeOpera»), звуковики отработали достойно. Выступления более камерных составов, требовавшие электроусиления всех инструментов, по звуку были далеки от идеала – впрочем, как всегда, это неприятная особенность большого зала Мемцентра.

Был впервые опробован малый зал Мемцентра, куда планируют переместить орган. Выступавший там гитарист Артём Дервоед сразу же попросил отключить шумящие колонки («Очень мешает, у нас же акустический концерт»), но стеклянные стены зала не дали получить «округлый» объёмный звук: акустикой зала предстоит заняться.

Особый, как говорится, респект – Ульяновскому государственному симфоническому оркестру, который к началу фестиваля подошёл на пике формы. Сегодня он звучит как коллектив вполне международного уровня, что отмечали работавшие с ним дирижёры. В этом заслуга и художественного руководства, и «старожилов» оркестра, и пополнивших его талантливых выпускников консерваторий. Заметное на слух достоинство оркестра в том, что он особенно хорош как аккомпанирующий состав, сопровождающий солистов-инструменталистов или вокалистов.

«Когда на сцене главный солист, оркестр должен не просто играть тише, деликатнее, – говорит об этом дирижёр Дмитрий Руссу. – Важна способность музыкантов проявлять гибкость, умение слышать, идти за солистом. Среди дирижёров бытует мнение, что аккомпанемент дирижировать сложнее, чем симфонию: в симфонии ты хозяин положения, а когда выступаешь с солистом, у оркестра роль несколько подчинённая».

Концерт для себя можно было выбрать из традиционно широкого набора жанров: симфоническая и народная музыка, опера и джаз, эстрадный вокал и инструментальные концерты. Часть концертов прошла только в Димитровграде, даже жаль, что их не продублировали в областном центре. Ежегодные усилия Дома музыки приносят плоды: заполняемость залов на основных концертах была – визуально – 80-100 процентов.

Ульяновцев приучили, что будет интересно, и горожане к этому в хорошем смысле привыкли. Были неожиданные исключения. Не ломились ульяновцы на вечер джаза с Кливом Джонсом из США, но и Клив нас ничем особо не поразил – таких певцов там много. Многообещающим был анонс концерта Жоандера Сантоса (бразильский джаз и босанова), но ко второму отделению зал поредел. Сантос копирует вокал неподражаемого исполнителя босановы Жоао Жильберто, но при этом неточно интонирует. Сопровождавшие его ударник Кирилл Кирпичев и контрабасист Александр Булатов, сильнейшие музыканты из Екатеринбурга, запомнились больше.

Классика вне классики

Некоторые фестивальные концерты оставили неизгладимое впечатление.

– Лауреат Первой премии Международного конкурса имени Чайковского Маюко Камио из Японии исполнила с Ульяновским симфоническим Первый скрипичный концерт Чайковского. Этот технически сложнейший концерт Маюко сыграла не просто виртуозно и безупречно: слушатели отмечали её особую, вкрадчивую, эфирную манеру игры. Скрипачка словно создаёт вокруг себя плотное маслянистое облако музыки, которое, кажется, можно потрогать. Возможно, японка Камио разгадала русский национальный характер. «Часто русская музыка грустная, но в грусти есть некая сладость», – говорит она.

– Концертное исполнение оперы Чайковского «Пиковая дама» с участием Магнитогорской хоровой капеллы имени Эйдинова, солистов из музыкальных театров Москвы, Саранска и Нижнего Новгорода, в состав исполнителей удачно вошли и две артистки Ульяновской филармонии. Масштабное музыкально-драматическое полотно, редкое зрелище для Ульяновска. «Фестиваль собирает здесь тех исполнителей, которых мы не сможем увидеть, не выезжая за пределы региона», – сказала одна зрительница. Полный зал говорил о том, что ульяновский зритель тянется к музыкальному театру, готов слушать даже сложную, мистическую «Пиковую даму», эта форма искусства городу близка, хотя стационарный театр оперы для нас – это слишком далёкая перспектива: наш город не миллионник и не национальная столица.

– Фееричная шоу-программа «NeOpera. Классика вне классики». Вместе с солистом «Геликон-опера» Дмитрием Янковским и джазовой певицей, участницей шоу «Голос» Этери Бериашвили выступал Иван Ожогин, которого многие в городе ещё помнят как Ваню, студента музучилища №1, а теперь в афише он был причислен к разряду звёзд. За десять лет наш земляк совершил скачок: окончил отделение драматического вокала ГИТИСа, поёт в столичных мюзиклах теноровые партии. Джазовые стандарты, бельканто, советская эстрадная классика – демократичная, со вкусом подобранная программа концерта, помноженная на качественный вокал «звёзд», оставила сильное впечатление. Стиль «кроссовер» позволяет «сталкивать» классику с роком и поп-музыкой и, как полагают, помогает «приучить» неофитов к классике. Янковский продемонстрировал фрагменты из своего проекта «Неоклассика», где он смело смешивает песню Цоя «Перемен» и сюиту Прокофьева из «Ромео и Джульетты», 40 симфонию Моцарта и «Всё для тебя» Стаса Михайлова, хабанеру из оперы «Кармен» и «Тучи» «Иванушек International», а «Белые розы» исполняет как итальянское бельканто.

Фестиваль
Артём Дервоед. Фото: АиФ/ Сергей Гогин

– Артём Дервоед познакомил нас с музыкальным авангардом, с композиторами-экспрессионистами, которые писали и пишут для классической гитары, такими как Никита Кошкин, Кевин Кэллахан и другие. Тем, кто это слышал, повезло: судя по бесконечному списку международных конкурсов, которые выиграл Дервоед, сегодня он один из сильнейших исполнителей на классической гитаре в мире. А ведь когда-то его не приняли в музыкальную школу, сказали, что нет слуха и чувства ритма.

– Пианист из Казани Евгений Михайлов блестяще исполнил с нашим оркестром Третий концерт Рахманинова, но это – во втором отделении. Всё первое отделение было отдано нудному пересказу биографии Сергея Рахманинова в связи с 145-летием композитора. (Зачем? Кому надо, тот сам прочитает). Солисту при этом отвели вторичную роль иллюстратора текста, изобилующего штампами.

Вечер в присутствии теней

– Эдвард Радзинский создал уникальный жанр, который достоин называться его именем. Хотя его исторический театр одного автора – не музыкальный, вечер с Радзинским органично вписался в программу фестиваля. Возможно, потому, что драматизм русской музыки соответствует невероятному драматизму русской истории, о которой с таким артистизмом умеет рассказывать Радзинский. Накануне писатель сказал, что выступает «в присутствии теней, которые никуда не уходят». В случае Ульяновска это тень Ульянова-Ленина,

Фестиваль
Эдвард Радзинский. Фото: АиФ/ Сергей Гогин

– Ленин, а также Маркс, Хо Ши Мин, Мао Цзедун и Махатма Ганди были героями выставки «Люди, которые изменили мир», сопровождавшей весь фестиваль. Странный выбор персонажей: некоторые из них изменили мир явно не к лучшему. Значение же Хо Ши Мина преувеличено. Комментарий к выставке страдает односторонним взглядом. Можно ли приписывать в заслугу Мао «культурную революцию» и теорию «большого скачка», зная, к какой катастрофе они привели? Какой смысл подсчитывать длину улиц Карла Маркса в мире? Это как-то добавляет ему авторитета? В каждом американском городе есть Бродвей, давайте сложим и посмотрим, кто длинней.

Заключительный концерт фестиваля был посвящён празднованию 50-летия Ульяновского симфонического. Приезжали дирижёры, которые в разное время возглавляли УГАСО. Наш оркестр – составляющая региональной идентичности, если угодно. С юбилеем!

Фестиваль
Фото: АиФ/ Сергей Семыгин


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Что вы думаете о повышении пенсионного возраста?

Самое интересное в регионах