Владимир ТОЛСТОЙ 0 38

Настоящее в зеркале прошлого или «Бесприданница» в современном прочтении

Классика остаётся классикой, даже если её вывернуть наизнанку

В новой трактовке Лариса Дмитриевна сама не прочь позабавиться с огнестрельным оружием.
В новой трактовке Лариса Дмитриевна сама не прочь позабавиться с огнестрельным оружием. © / Владимир Толстой / АиФ

Сорокалетие своей сценической деятельности заслуженная артистка России Ирина Янко, ведущая актриса областного театра драмы, решила отметить на сцене. Она блистала во множестве ролей, в том числе и шекспировских, однако для своего юбилейного спектакля сделала выбор, с одной стороны – необычный, с другой – вполне объяснимый.

Классическая «Бесприданница» Александра Островского в крайне необычной трактовке режиссёра Владимира Золотаря соединила в себе традиционные черты русского театра и авангардистские страсти, по накалу вполне сравнимые с шекспировскими.

Путешественники во времени

«Бесприданница» – пьеса со сложной судьбой. Её премьера состоялась осенью 1878 года и вызвала шквал негодования зрителей и театральных критиков. Успех пришёл к ней только после смерти автора. Постановка Владимира Золотаря на областной сцене появилась недавно – премьера состоялась 17 марта.

«Робинзон» честно играет роль верной собачки господина Паратова

«Робинзон» честно играет роль верной собачки господина Паратова.Фото: АиФ/ Владимир Толстой

Увидеть этот спектакль удалось немногим. Причин две: во-первых, в репертуаре он появляется нечасто, а во вторых, зрителей попросили освободить их законное место – зрительный зал. Им выделили часть сцены, выставив вдоль задника несколько рядов кресел. А там, откуда они обычно впитывают волшебную силу искусства, раскинулись речные просторы, где дымят пароходы, неторопливо плывут баржи с грузами, а вдоль берега тянут свою бечеву бурлаки. Конечно, ничего этого не видно, но зрителям ясно дают понять, что всё это где-то рядом.

Сам спектакль начинается незаметно: зрители ещё занимают свои места, а бармен за стойкой бара, что у пристани, привычно протирает бокал, не отрывая глаз от здоровенной «плазмы», где идёт какая-то голливудская мелодрама. С другой стороны, и не скажешь, что действие перенесено в XXI век. Купцы именуются купцами, речной транспорт – пароходами, да и бурлаки персонажами по ходу действия упоминаются между делом. И, конечно, все ждут Паратова, героического плейбоя, благодетеля, кумира женщин, цыган и бродячих артистов.

А тем временем по телевизору идут сцены криминальной хроники – прямой репортаж об инциденте в доме Огудаловых, где силами СОБРа и ОМОНа происходит задержание проворовавшегося кассира, который метил в женихи Ларисы Дмитриевны...

Чего хотели?

Изначальная сюжетная линия хоть и значительно урезана, но в целом сохранена. Зато действие дополнено элементами символизма! Характеры персонажей, их душевные качества и уровень интеллекта подчёркивают, казалось бы, малозаметные детали. Например, чиновник Карандышев (артист Максим Варламов) является на сцену в новеньком костюме с висящей на спине магазинной биркой. Так ведь ни одна зараза не сообщит ему, бедолаге, о том, что он ярлычок-то срезать забыл. И эта деталь показывает не только то, как ничтожен этот человек, но и отношение к нему окружающих. Впрочем, им бы только позабавиться…

Харита Игнатьевна любезна со всеми, от кого можно поиметь выгоду. Фото: АиФ/ Владимир Толстой

Матёрый купчина Кнуров (заслуженный артист РФ Виктор Чукин) предстаёт инвалидом-колясочником, чего автор пьесы, конечно, знать не мог. Зачем? Это становится ясно ближе к финалу. Главная героиня драмы Лариса Огудалова в исполнении Анны Дулебовой, отвергшая ничтожного Карандышева и преданная Паратовым, получила предложение от олигарха-инвалида ехать с ним в Париж, смирившись с ролью принадлежащей ему вещи… И тот немедля исцеляется, поднимается на ноги и бодренько ходит по сцене, вполне довольный жизнью и собой. А она, бедолага, с трудом забирается на его место и уже не встаёт до самого момента безвременной и трагической кончины. Даже пулю от отвергнутого жениха («Так не доставайся же ты никому!») она получает, уже будучи совершенно обезноженной.

Кстати, в спектакле Золотаря она вовсе не та кисейная барышня, что в классических постановках. Порой впадает в буйство, «тащится» под Земфиру, отгородившись от мира наушниками, постоянно глотает какие-то таблетки (и это явно не аспирин), временами даёт возможность жениху полапать себя, но, если тот позволяет себе уж совсем лишнего, расправляется с ним мастерским приёмом дзюдо. В её лексиконе появляется слово «клёво» и даже поёт она «под фанеру»! Да ещё и рэп, да ещё и мужским голосом. Но все восхищаются! В этом, вероятно, тоже заключён некий символ: люди видят то, что хотят видеть, а не то, что есть на самом деле.

В общем, из персонажей никто радикального сочувствия не вызывает – даже несчастная Лариса Дмитриевна. И в этом тоже символ: каждый человек – не только кузнец своего счастья, но и виновник большинства своих бед.

«Люди, как люди. Любят деньги…»

Весьма цинична и её матушка Харита Игнатьевна, роль которой с неброским блеском исполняет сама юбилярша Ирина Янко. Впрочем, в этом режиссёр от авторского замысла не отступил ни на шаг. У неё, как говорится, всё в дом… Каждому из состоятельных гостей она, жалуясь на бедность, предлагает оплатить подарок дочке на именины. При этом почти постоянно пребывает в трудах, редко расставаясь со шваброй, за время спектакля успевая сделать влажную уборку значительной части сценического пространства. В общем, трудолюбивая женщина…

Разумеется, Паратов, роль которого весьма экспрессивно исполнил Максим Копылов, её давно раскусил, а потому денег не дал, заявив, что сам купит подарочек. И купил! Вместо старенького телека в доме появляется роскошный домашний кинотеатр. Любопытен момент, когда у него с Ларисой случается «непоправимое»! Всё происходит в каюте парохода, которая была весьма наглядно представлена ложей второго яруса прямо напротив сцены. Осовременился спектакль и за счёт того, что место цыган в нём заняла толпа девиц нетяжёлого поведения, которые то лихо отплясывают на пирсе, то уже никакие ползают по сцене…

Да, сочувствия никто не вызывает, зато в определённые моменты симпатию можно испытать почти к каждому персонажу. Например, «Робинзон» (Алексей Храбсков), он же бродячий артист Счастливцев, который ведёт разгульный и паразитический образ жизни. Зато как мил! Как предан всем, кто наливает! Как непринуждённо он лицедействует, порождая целую вереницу образов. Выпивку свою он отрабатывает абсолютно честно, как любимый шут короля, которому позволено делать и говорить всё, лишь бы было всем весело.

А наличие «в одном флаконе» телевизоров и бурлаков вполне можно себе объяснить стремлением показать, что, невзирая на технический прогресс, сущность человеческая в принципе осталась прежней. Почему-то после просмотра спектакля вспомнилось высказывание мессира Воланда со сцены театра «Варьете» перед началом сеанса чёрной магии: «Люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны… ну, что ж… обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних…»

И ещё стоит заметить, что спектакль как-то удержался на тонкой грани между реализмом и сюрреализмом, классикой и авангардом. Впрочем, даже пересказав сюжет и дав подробную характеристику каждого из персонажей, невозможно передать тех чувств, которые испытывает зритель, который видит всё собственными глазами. Так что когда этот спектакль снова появится в репертуарном графике театра, стоит-таки попытаться на него попасть, хотя число мест на сцене ограничено…

Интервью с Ириной Янко - здесь


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

ЕГЭ – 10 лет. Оправдала ли себя эта реформа?

Самое интересное в регионах